Случайный афоризм
Стихи - это чувства, переведённые в эквиваленты букв. Неизвестный автор
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

появляются исследования,  замалчиваемые здесь.  После революции
наука,  став  послушной  рабой  третьего  уицраора,   поспешила
дискредитировать имена многих деятелей прошлого, но мало к кому
она отнеслась столь враждебно,  как к Александру I.  Его  образ
развенчивали,   стремились   унизить,   измельчить,  запачкать,
стремились сделать психологически нелепым самое предположение о
реальности его ухода. В этом, быть может, сказалась интуитивная
догадка о том,  что новый демон великодержавия приобрел в  лице
этого  великого духа непримиримого и могущественного врага.  На
"легенду"   о   старце   Федоре   Кузьмиче   опустилось   точно
заговорщицкое  молчание,  и  даже  тот потрясающий исторический
факт,  что при вскрытии гробниц Петропавловской  крепости  гроб
Александра I оказался пустым, остался почти никому не известен.
     Я не могу вдаваться здесь в изложение аргументов в  пользу
этой  так  называемой  легенды.  Я не историческое исследование
пишу,  а метаисторический очерк.  Тот же, перед чьим внутренним
зрением  промчался в воздушных пучинах лучезарный гигант;  тот,
кто с замиранием и благоговением воспринял смысл  неповторимого
пути, по которому шел столетие назад этот просветленный, - того
не могли бы поколебать в его знании ни недостаточность  научных
доказательств, ни даже полное их отсутствие.
     О, сто лет назад он  был  еще  совсем,  совсем  не  таким.
Сохранился   портрет  во  весь  рост  старца  Федора  Кузьмича,
написанный неопытной  кистью  местного  (кажется,  тобольского)
живописца.  Этот  документ был опубликован '.  Он красноречивее
любых доказательств. Он ошеломляет.
     Огромный, голый,   полусферический   череп.  Над  ушами  -
остатки волос,  совершенно белых, наполовину прикрывающих ушные
раковины.  Чело,  на  "хладный  лоск" которого "рука искусства"
наводила когда-то  тайный  гнев,  теперь  почти  грозно.  Губы,
отчетливо   видные  между  усами  и  редкой  бородой,  сжаты  с
невыразимой скорбью.  В  глазах,  устремленных  на  зрителя,  -
суровая дума и непроницаемая тайна.  Горестной мудростью светят
эти испепеленные черты - те самые черты,  которые видели мы все
столько   раз   на  портретах  императора,  -  именно  те.  Они
преобразились именно в той мере и  именно  так,  как  могли  бы
преобразить их года и внутренний огонь подвига.
     Для того чтобы "подделать" это  портрет,  чтобы  умышленно
(да   и   ради  чего?)  придать  старцу  нарочитое  сходство  с
Александром и при этом с такой глубиной

_________
    ' Жизнеописание     отечественных     подвижников
благочестия XVIII и XIX веков.  Изд.  Январь.  1906 г. Афонский
русский Пантелеймонов монастырь.
_______________________________

     психологического проникновения постичь всю логику духовной
трагедии  этого  царя,  - для этого безвестный живописец должен
был бы обладать прозорливостью гения.  Но здесь не  может  идти
речь  не  только  о  гении,  но  даже  о скромном таланте:  как
произведение искусства портрет почти безграмотен.
     Я невольно   начинаю   аргументировать.  Мне  бы  хотелось
привлечь все средства,  чтобы  передать  другому  свое  знание.
Потому   что   великих   властителей  с  подобным  историческим
катарсисом едва ли удастся насчитать в мировой истории  больше,
чем  пальцев  на  одной руке.  Диоклетиан?  Но,  отказавшись от
власти, он ушел не в "пустыню", а просто в частную жизнь, как и
Сулла.  Карл  V?  Но  он  и  в  монастыре  св.  Юста не забывал
государственных дел,  а  жизнь  его  там  была  окружена  таким

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 : 405 : 406 : 407 : 408 : 409 : 410 : 411 : 412 : 413 : 414 : 415 : 416 : 417 : 418 : 419 : 420 : 421 : 422 : 423 : 424 : 425 : 426 : 427 : 428 : 429 : 430 : 431 : 432 : 433 : 434 : 435 : 436 : 437 : 438 : 439 : 440 : 441 : 442 : 443 : 444 : 445 : 446 : 447 : 448 : 449 : 450 : 451 : 452 : 453 : 454 : 455 : 456 : 457 : 458 : 459 : 460 : 461 : 462 : 463 : 464 : 465 : 466 : 467 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.