Случайный афоризм
Тот, кто пытается стать писателем, подобен не окончившему автомобильной школы шоферу, который на полной скорости гонит по улице машину. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

начинает  просвечивать  второй,  глубиннейший  слой телеологии,
только  зыбкими,  частичными  отражениями  которого  становятся
телеологические  планы  всех  демиургов человечества - создания
духов великих,  но все-таки ограниченных,  планы  несовершенные
или   слишком   узкие   при  всем  своем  великолепии,  не  все
предучитывающие, не обо всем помыслившие, не все охватившие.
     Итак, Великая Смута вывела народ из состояния детства. Она
дала  ему  метаисторический  опыт,  который  обогатил  его.  Но
усвоение этого опыта потребовало длительного времени; вполне он
не усвоен,  как видно, и до сих пор. Семнадцатый же век целиком
стоит под знаком этого усвоения, этого перехода от отрочества к
юности.  Под знаком этого усвоения - и вместе с тем под  знаком
некоего нового фактора, усложнявшего процесс и придававшего ему
своеобразнейшие формы.
     Всемирной метаистории   хорошо   известны   случаи,  когда
воинствующие эгрегоры возникали и  над  религиозными  общинами.
Бурно  проявляющаяся  тенденция  завоевательная,  и  тем  более
вампирическая,   если    они    плотно    слились    с    самим
религиозно-общинным    мировоззрением,    оказываются   лучшими
свидетельствами   сильного   религиозного   эгрегора,   активно
демонизируемого   Гагтунгром   и   превращающегося  из  простой
неизбежной  помехи  Провиденциальному  процессу  метаистории  в
деятельного  и  сознательного  врага его.  Достаточно вызвать в
памяти историю иудаизма или кровавую экспансию раннего ислама.
     Мы уже   говорили   об  огромном  и  притом  счастливейшем
значении для России, которое заключалось в персональном решении
князя    Владимира    Святого   относительно   государственного
вероисповедания. Теперь же необходимо вспомнить, что Владимиром
было привлечено на Русь именно то вероисповедание,  которое, по
своей почти тысячелетней традиции,  по  обстоятельствам  своего
формирования   в   культурных   центрах   Византии   у   самого
императорского трона,  осталось чуждым  крайней  теократической
тенденции.  Сравнительно с эгрегорами ислама или кальвинизма, а
тем более - с  чудовищами,  возникшими  за  спиной  иудаизма  и
папства,  эгрегор  русского  православия был косным,  аморфным,
неагрессивным,  слабым. Церковь издавна заняла позицию духовной
союзницы   государства,  позднее  из  союзницы  превратилась  в
помощницу,  потом в слугу,  а при Третьем Жругре  -  в  рабу  и
только   раз   попробовала   заявить   претензию  на  верховную
общегосударственную    роль.    Сколь     ни     печально     с
религиозно-культурной,        а        тем        более       с
конфессионально-православной  точки  зрения   это   нисхождение
церкви по ступеням подчинения государству, все же это - меньшее
из двух зол, если сопоставить его с противоположной крайностью.
     Темноэфирный эгрегор   окреп   над   русской  православной
церковью  на  почве  того  психологического  климата,   который
сложился   в   стране   в   результате   борьбы  с  татарами  и
установлением национально-воинствующего  самодержавия.  Эгрегор
образовывался  из  тех  излучений  причастного  церкви людского
множества,  какие   вносились   любой   душой,   не   достигшей
праведности и примешивавшей к излучениям благоговения, умиления
и  любви  излучения  так  называемого  "житейского  попечения".
Роковым  образом  способствовали  росту  эгрегора и особенности
средневекового   полумагического   благочестия,   заставляющего
верующих  делать  огромные  вклады  в  монастыри на помин души,
князей -  жаловать  монастырям  колоссальные  угодья,  а  самих
монахов - принимать все это как должное.  Непомерное обогащение
монастырей,  обмирщение иночества  и  вообще  духовенства  было
весьма   благодатной   почвой   для  темноэфирного  нароста  на
организме церкви.  У подножия ее соборной  метаэфирной  вершины

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 : 405 : 406 : 407 : 408 : 409 : 410 : 411 : 412 : 413 : 414 : 415 : 416 : 417 : 418 : 419 : 420 : 421 : 422 : 423 : 424 : 425 : 426 : 427 : 428 : 429 : 430 : 431 : 432 : 433 : 434 : 435 : 436 : 437 : 438 : 439 : 440 : 441 : 442 : 443 : 444 : 445 : 446 : 447 : 448 : 449 : 450 : 451 : 452 : 453 : 454 : 455 : 456 : 457 : 458 : 459 : 460 : 461 : 462 : 463 : 464 : 465 : 466 : 467 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.