Случайный афоризм
Книга так захватила его, что он захватил книгу. (Эмиль Кроткий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

государственном  творчестве,  душевном  состоянии  и  даже   во
внешнем   облике  царя,  потрясла  его  окружение.  Учреждалась
опричнина - то ядро абсолютной тирании,  которое,  по мысли его
создателя,  должно  было  организовать  в  себе  и  вокруг себя
молодой    дворянский    класс,    послушное    орудие    новой
государственности.   Вряд  ли  можно  сомневаться  в  том,  что
опричнина мыслилась лишь первым этапом на  пути  превращения  в
;зону абсолютной тирании всей страны, хотя бы ценой истребления
целых классов  и  того  стремительного  и  ужасающего  снижения
общего  творческого  и  морального уровня,  которое сопутствует
всякому тираническому народоустройству.
     Так отражалось  в  нашем  трехмерном  мире  усиление  того
сооружения в мире демоническом,  которое является  перевернутым
подобием  Небесного  Кремля  и  его трансфизическим полюсом;  и
которое  сперва  закачалось   в   зеркале   истории   бесовскою
карикатурою  на  монастырь - Александровской слободою,  а потом
начало искажать Московский Кремль,  осквернив  его  застенками,
тюрьмами,  плахами  и  богомерзкими оргиями.  Это сооружалась и
крепла  в  Друккарге  черная  цитадель,  это  создавали  чертеж
Грядущего великие игвы, это бесновались раругги, томимые жаждою
крови и  подстегиваемые  безнаказанностью;  это  разнуздывались
силы той исподней страны, которая была призвана стать несколько
веков спустя средоточием планетарных сил,  стремящихся  вырвать
из-под влияния Мировой Сальватэрры весь круг человечества.
     Но фатум  тирании  непреоборим:   на   известной   ступени
развития  тирания  вступает  в  противоречие  уже  с интересами
государства  как  суммы  личностей.  Это  значит,  что   сквозь
инспирацию уицраора пробивается другая:  воля Велги.  И если не
трудно было понять,  что в деяниях Иоанна IV,  направленных  на
внешнее  укрепление  и внутреннее упорядочение государственного
устройства, проявлялись перекрещивающиеся инспирации демиурга и
демона государственности,  а в другой цепи деяний, направленных
на превращение  державы  в  единовластную  тиранию,  инспирация
только  одного уицраора,  - то несколько сложнее другая задача:
вдуматься в метаисторический  смысл  той  стороны  деятельности
царя, которая не укрепляла, а подтачивала это государство. Если
же мы вдумаемся, то разглядим, кто утолял инфрафизический голод
невиданными  ранее  потоками гавваха - излучением человеческого
страдания на кровавых вакханалиях в Новгороде и Твери,  пытками
и  бесчисленными  казнями  в Москве;  физическим подобием каких
бесовских полчищ  были  отряды  черных  всадников  с  собачьими
головами  у седла;  и кто подчинил себе ослепшую от ярости душу
царя,  когда он поразил железным жезлом своего сына, наследника
престола, надежду династии'.
     Тонкую, интимную,  глубоко  человечную  теплоту  вносит  в
жгучий,  какой-то  раскаленный  -  если  можно так выразиться -
образ этого царя одно обстоятельство:  веяние Идельной Народной
Души,  очевидно  им  переживавшееся в его любви к первой жене -
рано,  к сожалению,  умершей Анастасии. Эту царицу он любил, по
замечанию   Ключевского,  "какой-то  особенной  чувствительной,
не-домостроевской любовью".
     Естественно, что  и посмертье такого деятеля было столь же
катастрофично,  как и его жизнь.  Нетленная часть его  существа
была рассечена начетверо.  И если шельту,  в отношении которого
даймон не выполнил своей задачи,  он должен был теперь помогать
в  его  необозримо  долгом  пути искупления,  а часть существа,
захваченная уицраором,  увлеклась в поток  темноэфирной  крови,
мчащейся  по тканям демона великодержавия,  то четвертая часть,
добыча Велги, не могла испытать ничего иного, как распадения на
десятки   крошечных,  похожих  на  хлопья,  бездомных  скорлуп,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 : 405 : 406 : 407 : 408 : 409 : 410 : 411 : 412 : 413 : 414 : 415 : 416 : 417 : 418 : 419 : 420 : 421 : 422 : 423 : 424 : 425 : 426 : 427 : 428 : 429 : 430 : 431 : 432 : 433 : 434 : 435 : 436 : 437 : 438 : 439 : 440 : 441 : 442 : 443 : 444 : 445 : 446 : 447 : 448 : 449 : 450 : 451 : 452 : 453 : 454 : 455 : 456 : 457 : 458 : 459 : 460 : 461 : 462 : 463 : 464 : 465 : 466 : 467 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.