Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                Ник ПЕРУМОВ

                             ЛЕТОПИСИ ХЬЕРВАРДА

                 ЗЕМЛЯ БЕЗ РАДОСТИ. КНИГА ЛИДАЭЛИ И АРТАРНА




                       ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ХУТОР АРГНИСТА


                          1. ЧТО ВЫБИРАЕТ НИВЕН?

     Стылая зимняя ночь. Хрустальные огоньки звезд кажутся  нацеленными  в
тебя злыми, несущими смерть оголовками стрел. Вдохнуть на улице невозможно
- мороз обжигает горло.  Низко,  низко  над  замершей,  точно  от  страха,
землей, мчатся, подгоняемые незримыми бичами бешеных  ветров,  обезумевшие
дикие  тучи.  Из  распяленных,  косматых  тел   опускаются   вниз   темные
воронки-хоботы смерчей, будто облака жадно сосут из земли остатки с  таким
трудом сбереженного тепла.
     Стылая зимняя ночь. Нет спасения ни в лесу, ни в поле, и  даже  огонь
не защитит - напротив, предаст, подманив  к  твоему  ночлегу  неотвратимую
Смерть. Все живое, еще оставшееся в  этих  краях,  уже  давно  забилось  в
логовища - неважно, берлога ли это  под  корнями  вывороченной  сосны  или
обнесенный частоколом хутор. Кто не успел, того к утру  не  станет.  Таков
закон. Такова плата. С нею все  согласны.  А  которые  несогласны  были...
попытались когда-то, говорят, драпать на юг, да  только  все  на  Костяных
Холмах и сгинули. Собственно, с тех пор гряду и прозвали Костяной - черепа
да ребра до сих пор ветер по увалам катает. Никто  не  ушел.  Костлявая  в
своих владениях никого не упустит.
     Стены хором сотрясаются под напором ветра. Сотрясаются,  несмотря  на
два слоя бревен и торфяную подушку  меж  ними.  По  углам  уже  разлеглась
изморозь - хотя в обоих печах и  придверном  очаге  во-всю  исходит  синим
огнем гномий Горюч-Камень, за немалую цену и с великим риском доставленный
летним водным путем с гор  Аш-ар-Ашпаранга.  Дальние  горницы  и  светлицы
давно покинуты. Все большая семья от мала до велика здесь, возле громадных
печей. За перегородкой - скотина; ей тепло нужно не меньше. А  коли  падет
корова или, скажем, дойная лосиха - считай, половина ребятишек до весны не
дотянет.
     В просторной избе тихо. Только негромко позвякивают в лад  струны  на
старом гареке в руках старика Фиорга.  Один  он  умеет  отогнать  -  пусть
ненадолго! - гнетущую тоску этих ночных часов, когда снаружи во-всю ярится
буря; а это значит, что Орда вновь вышла на большую охоту.
     Фиорг начинает песню. Она тягуча и протяжна, эта песня, голос старика
дребезжит и срывается - однако его все слушают, затаив  дыхание.  Он  один
умеет оживить гарек. А  люди  крепко  помнят  былое  пророчество,  что  за
немалые деньги  изрек  проходивший  мимо  путевой  эльф-гадатель:  "доколе
звучит гарек, дотоле стоять стенам Аргниста!"
     Аргнист - это хозяин хутора. Сам он нездешний. Был когда-то  сотником
королевского войска, служил на Юге, в самом зеленом Галене, где,  болтают,
море даже  в  феврале  не  замерзает.  А  сюда  попал,  когда  двинул  его
величество полки на Орду, думая покончить дело одним махом - да только сам
тут и остался, и войско его почти все здесь полегло. Аргнист уцелел чудом.
А назад пробиться - уже путей не было... Однако мужик оказался не из хилых
- сумел к людям  выйти,  а  потом  и  домохозяином  сделаться.  Ну,  а  за
Защитником дело не стало...
     Дверь  скрипнула.  Створка  медленно  отворилась,  и   из   холодных,
выстуженных сеней ворвался клуб пара. Через  порог  медленно  перебиралась

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.