Случайный афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                Ник ПЕРУМОВ

                             ЛЕТОПИСИ ХЬЕРВАРДА

                 ЗЕМЛЯ БЕЗ РАДОСТИ. КНИГА ЛИДАЭЛИ И АРТАРНА




                       ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ХУТОР АРГНИСТА


                          1. ЧТО ВЫБИРАЕТ НИВЕН?

     Стылая зимняя ночь. Хрустальные огоньки звезд кажутся  нацеленными  в
тебя злыми, несущими смерть оголовками стрел. Вдохнуть на улице невозможно
- мороз обжигает горло.  Низко,  низко  над  замершей,  точно  от  страха,
землей, мчатся, подгоняемые незримыми бичами бешеных  ветров,  обезумевшие
дикие  тучи.  Из  распяленных,  косматых  тел   опускаются   вниз   темные
воронки-хоботы смерчей, будто облака жадно сосут из земли остатки с  таким
трудом сбереженного тепла.
     Стылая зимняя ночь. Нет спасения ни в лесу, ни в поле, и  даже  огонь
не защитит - напротив, предаст, подманив  к  твоему  ночлегу  неотвратимую
Смерть. Все живое, еще оставшееся в  этих  краях,  уже  давно  забилось  в
логовища - неважно, берлога ли это  под  корнями  вывороченной  сосны  или
обнесенный частоколом хутор. Кто не успел, того к утру  не  станет.  Таков
закон. Такова плата. С нею все  согласны.  А  которые  несогласны  были...
попытались когда-то, говорят, драпать на юг, да  только  все  на  Костяных
Холмах и сгинули. Собственно, с тех пор гряду и прозвали Костяной - черепа
да ребра до сих пор ветер по увалам катает. Никто  не  ушел.  Костлявая  в
своих владениях никого не упустит.
     Стены хором сотрясаются под напором ветра. Сотрясаются,  несмотря  на
два слоя бревен и торфяную подушку  меж  ними.  По  углам  уже  разлеглась
изморозь - хотя в обоих печах и  придверном  очаге  во-всю  исходит  синим
огнем гномий Горюч-Камень, за немалую цену и с великим риском доставленный
летним водным путем с гор  Аш-ар-Ашпаранга.  Дальние  горницы  и  светлицы
давно покинуты. Все большая семья от мала до велика здесь, возле громадных
печей. За перегородкой - скотина; ей тепло нужно не меньше. А  коли  падет
корова или, скажем, дойная лосиха - считай, половина ребятишек до весны не
дотянет.
     В просторной избе тихо. Только негромко позвякивают в лад  струны  на
старом гареке в руках старика Фиорга.  Один  он  умеет  отогнать  -  пусть
ненадолго! - гнетущую тоску этих ночных часов, когда снаружи во-всю ярится
буря; а это значит, что Орда вновь вышла на большую охоту.
     Фиорг начинает песню. Она тягуча и протяжна, эта песня, голос старика
дребезжит и срывается - однако его все слушают, затаив  дыхание.  Он  один
умеет оживить гарек. А  люди  крепко  помнят  былое  пророчество,  что  за
немалые деньги  изрек  проходивший  мимо  путевой  эльф-гадатель:  "доколе
звучит гарек, дотоле стоять стенам Аргниста!"
     Аргнист - это хозяин хутора. Сам он нездешний. Был когда-то  сотником
королевского войска, служил на Юге, в самом зеленом Галене, где,  болтают,
море даже  в  феврале  не  замерзает.  А  сюда  попал,  когда  двинул  его
величество полки на Орду, думая покончить дело одним махом - да только сам
тут и остался, и войско его почти все здесь полегло. Аргнист уцелел чудом.
А назад пробиться - уже путей не было... Однако мужик оказался не из хилых
- сумел к людям  выйти,  а  потом  и  домохозяином  сделаться.  Ну,  а  за
Защитником дело не стало...
     Дверь  скрипнула.  Створка  медленно  отворилась,  и   из   холодных,
выстуженных сеней ворвался клуб пара. Через  порог  медленно  перебиралась

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.