Случайный афоризм
Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Стивен КИНГ

                                 ХУДЕЮЩИЙ




                                  1. 246

     "Худеющий", - шепчет старый цыган с гниющим носом Уильяму  Халлеку  в
тот момент, когда он со своей женой Хейди выходит из здания  суда.  Только
одно слово доносится до него вместе с  запахом  его  дыхания.  "Худеющий".
Прежде, чем Халлек успевает отшатнуться, старый цыган протягивает  руку  и
проводит скрюченным изуродованным пальцем по его щеке.  Рот  раскрывается,
как рана, обнажая надгробия зубов, торчащих из  голых  десен.  Эти  редкие
зубы  -  почерневшие  и  зеленоватые...  между  ними  просовывается  язык,
вылезает наружу и облизывает потрескавшиеся губы, растянутые в улыбке.


     Худеющий.
     Воспоминание вернулось к Билли Халлеку по понятной  причине:  в  семь
утра он стоял на  весах,  обернув  поясницу  полотенцем.  Снизу  доносился
аппетитный запах яичницы с ветчиной. Пришлось вытянуть шею, чтобы  увидеть
цифру на шкале.  Нет,  не  просто  вытянуть,  а  наклониться.  Каждый  раз
приходилось наклоняться. Он был крупным  мужчиной.  Слишком  крупным,  как
доктор Хаустон рад был ему сообщить. "На тот случай, если  тебе  никто  об
этом не говорил, позволь, я тебе сообщу", - сказал ему  Хаустон  во  время
последнего осмотра. - "Мужчина  с  твоими  доходами  и  твоими  привычками
вступает а царство сердечных приступов примерно  лет  в  тридцать  восемь,
Билли. Тебе нужно сбросить вес".
     Сегодня утром новости оказались неплохими: он неожиданно сбросил  три
фунта - с 249-ти до 246-ти.
     В последний раз, когда он отважился встать на весы, стрелка указывала
на 251, правда, он был в брюках, а в кармане лежала мелочь, да еще  ключи,
его армейский ножик. К тому же, весы в  ванной  наверху  врали  в  большую
сторону - в этом он был почти уверен.
     Будучи еще обыкновенным нью-йоркским мальчишкой,  он  где-то  слышал,
что  цыгане  обладают  даром  предвидения.  Может,   это   и   есть   тому
доказательство?  Попытался  засмеяться,  но  дальше  слабой   и   довольно
неуверенной  улыбки  дело  не  пошло:  рановато  было  закруглять  смешком
"цыганское дело". Должно пройти время, и все уляжется; он  был  достаточно
зрелым человеком, чтобы понять это. А пока от мысли о цыганах было  тошно.
Он от души надеялся, что в жизни больше ни одного из  них  не  встретит  и
отныне на  гулянках  будет  лишь  забавляться  хиромантией  да  баловаться
спиритической планшеткой Уиджа - скромно и безобидно.
     - Билли?! - Зов снизу.
     - Иду!
     Он оделся, заметив с почти подсознательной  досадой,  что  потеря  им
трех фунтов ничего не значила для его трусов - они  по-прежнему  туговаты.
Сорок два дюйма в обхвате. На Новый Год бросил курить  точно  в  00.01,  и
началась расплата. Ничего себе  расплата  за  отказ  от  дурной  привычки.
Спустился по лестнице - сорочка расстегнута, галстук переброшен через шею.
Линда,  его  четырнадцатилетняя  дочь,  как  раз  выходила  из   дому   во
"флиртующей" юбочке. Махнула конским хвостом  прически,  перехваченным  на
сей раз вполне сексуальным бархатным бантом.  Под  мышкой  -  учебники,  в
другой руке два небольших помпона для парада мажореток - один белоснежный,
другой ярко-красный.
     - Пока, пап!
     - Счастливо, Лин!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.