Случайный афоризм
Поэт - это человек, у которого слова не расходятся с рифмой. Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                              Григорий ГЛАЗОВ

                          ПРАВЫЙ ПОВОРОТ ЗАПРЕЩЕН




                                  ПРОЛОГ

     Середина декабря, а снега еще  нет,  земля  закаменела,  ветер  гонит
пыль,  заметая  во  все  щели.  Эта  бесснежная  нищета  природы  особенно
тосклива, когда смотришь на черные деревья,  их  замерзшие  ветви  кажутся
обугленными.
     Мой письменный стол у окна,  почти  впритык  к  секциям  отопительной
батареи, и ноги ощущают приятное  тепло.  На  столе  рукопись,  которую  я
заканчиваю. Никого из тех, кто знает эту историю, не смутит  домысел,  ибо
суть происходившего не искажена. Например, фраза "...солнце ушло  за  лес,
пробивая его в отдельных местах еще яркими длинными клиньями" родилась  из
вопроса следователя: "В котором часу вы  были  в  лесу?"  и  ответа:  "Под
вечер: около семи, еще было светло, солнечно". Или - вопрос: "Когда и  где
происходил между вами этот разговор?"  Ответ:  "В  поезде,  по  дороге  из
Веймара в Берлин. Вопросы и ответы - эти и другие - в протоколах допросов,
вел  их  следователь  областной  прокуратуры  Виктор   Борисович   Скорик.
Протоколы подшиты,  хранятся  в  деле,  я  лишь  конструирую  его  заново,
пользуясь фактами, которые есть в нем и какими располагал сам как адвокат.
И сейчас пытаюсь как бы в цветном изображении воссоздать панораму событий,
начавшихся еще в первых числах жаркого июня. А нынче уже зима...
     Уже десять лет на моей визитной карточке напечатано: "Устименко Артем
Григорьевич. Адвокат. Юридическая консультация Шевченковского  района".  А
внизу мелко - ее адрес, служебный и домашний номер телефона. Но десять лет
на ней значилось бы: "Устименко Артем Григорьевич. Прокурор  следственного
управления..." Когда мне исполнилось пятьдесят три, из коих двадцать  семь
я проработал и  следователем,  и  прокурором-криминалистом,  и  под  конец
прокурором следственного управления, из областной прокуратуры мне пришлось
уйти, вернее, меня выперли.  Я  вел  тогда  дело  о  крупных  хищениях  на
трикотажной фабрике,  директором  ее  был  бывший  инструктор  админотдела
обкома партии. Его дружки из обкома начали давить  на  прокурора  области,
пытаясь все прикрыть, то ли,  чтоб  спасти  собрата  из  своего  кланового
инкубатора, то ли себя самих, если получали от него вторую  "зарплату".  В
тот год как раз истекал срок полномочий прокурора области, а остаться  ему
ой как хотелось. И он начал проявлять особое внимание  к  наиболее  крутым
эпизодам в материалах следствия. Меня  начали  ловить  на  мелочах,  пошли
придирки, посыпались выговоры, и однажды я понял: выжимают, как  пасту  из
тюбика, и подал  заявление  "по  собственному  желанию",  опасаясь  худших
вариантов. В коллегию адвокатов устроился тоже не  без  труда,  ребята  из
обкома ослушников не любили.
     С тех пор мои отношения с прокуратурой  довольно  сложные,  ко  всему
жива давняя устойчивая неприязнь к адвокатуре вообще как к институту вроде
лишнему, мешающему следствию, от нее как бы всегда ждут подвоха. Но  и  то
правда, что с некоторыми давними  коллегами  из  следственного  управления
дружбу я все-таки сохранил...
     История с доктором химических наук Еленой Павловной  Кубраковой  шуму
наделала много. Она не просто вышла за пределы города и республики,  но  в
известном смысле пересекла и государственную границу,  еще  раз  напомнила
мне банальную истину, что все в мире связано, напомнила  до  того,  как  я
влез в это дело. В мае из Харькова в командировку  на  какой-то  симпозиум
прикатила моя троюродная  сестра  Неля.  Последний  раз  мы  виделись  лет
пять-семь тому, но  она  не  изменилась,  была  все  такая  же  суетливая,
настырная, дослушать собеседника казалось выше ее сил; всегда пребывала  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.