Случайный афоризм
Всякий писатель может сказать: на безумие не способен, до здоровья не снисхожу, невротик есмь. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1950 году скончался(-лась) Павел Петрович Бажов


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

удовольствия, в конце концов оба они одинаково оказываются в могиле, а лет
через сто одинаково становятся бурьяном. Правда, тут есть маленький нюанс.
Первый  не  получает  от  жизни  ничего,   второй   -   наслаждается   ею.
Следовательно, говорю я, человек не должен чураться удовольствий, иначе он
- вол. Пока есть силы, он ходит в ярме, а когда  они  кончаются,  из  него
делают бульон. Такой, по-вашему, должна  быть  жизнь?  Покорно  благодарю.
Ваше здоровье!
     - Ваше здоровье, - ответил Пери, пригубив из своей рюмки.
     - Да, я был реквизитором на киностудии, - продолжал болтать Марсо,  -
человеком, который должен достать все  необходимое  для  съемок.  Собачья,
доложу вам, работа. Без настоящего чутья тут делать нечего. Взять хотя  бы
случай с гремучей змеей, отчаянное было дело!.
     "Охотно верю, дружок, что ты работал в кино, - подумал Пери, - но  ты
плохо скрываешь свое беспокойство. Что же тебя так тревожит?"
     Комиссар внезапно встал и подошел к окну. Он так и думал. Пока  Марсо
рассказывал ему байки про гремучих змей, трактирщик разгружал его  машину.
Он повернулся. Марсо поднялся и озадаченно взглянул на него.
     - Вы уже знаете, кто я? - спросил Пери.
     Марсо молча кивнул.
     - Тогда посмотрим, что там ваш приятель достает из машины.
     Они вышли на улицу. Пери взял у ошеломленного хозяина две  бензиновые
канистры, внес их в помещение, открыл и, понюхав содержимое, озадачился. В
канистрах  был   действительно   бензин.   Но   оба   приятеля   выглядели
растерянными, видимо, канистры были  необычными.  При  более  внимательном
осмотре он  вскоре  обнаружил,  что  бензин  занимал  лишь  верхнюю  треть
канистр, в нижней части,  отделенной  тонкой  металлической  перегородкой,
находилось дорогое американское виски. Он наполнил две рюмки, достал из-за
стойки третью и налил контрабандное виски для трактирщика.
     - Ваше здоровье, господа! - Пери поднял рюмку. - Думаю, вам не  скоро
представится случай еще раз попробовать виски, так пейте же.
     Затем он выпроводил трактирщика и обратился к Марсо.
     - Вероятно, вы обеспечили Гранделю алиби, так как  он  знал  о  ваших
делишках?
     Владелец ресторанчика из Диеза был настолько обескуражен, что даже не
пытался возражать, а лишь молча кивнул.
     - Когда Грандель приехал к вам в тот вечер?
     - Было уже двенадцать.
     - Как он был одет?
     - Во фрак.
     - Вам ничего не бросилось в глаза?
     Марсо задумался.
     - Бросилось. На нем были лакированные ботинки, сверкавшие, словно  на
витрине, а брюки - запачканы каким-то дерьмом.
     Пери облегченно вздохнул.
     - Сейчас мы проедем в префектуру и составим протокол.
     - Вы, наверное, сразу арестуете меня? - с трудом проговорил Марсо.
     - Нет, ваши делишки меня не интересуют. Этим займется полиция Диеза.
     Лицо Марсо прояснилось.
     - Тогда все в порядке. Шеф нашей полиции сам пьет мое виски и находит
его неплохим.


     В день, когда Де Брюна приговорили к  смертной  казни,  Пери  устроил
празднество по случаю окончания строительства первого этажа своего дома  в
Марне. Второй этаж с крышей он рассчитывал закончить через пять-шесть лет.
     Симона повесила между  деревьями  разноцветные  лампочки,  а  у  края
террасы поставила торшер. Таким образом она надеялась  отвлечь  комаров  и
мотыльков, дабы они не мешали дорогим гостям. Дорогими гостями в тот вечер
были Ламбер, Ирэн и Ситерн.
     Эдмонд вновь блеснул кулинарным искусством, хотя сам он  из-за  своей

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.