Случайный афоризм
Писатель - тот же священнослужитель. Томас Карлейль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

собираешься с ними делать? Ведь в могилу ты не унесешь с собой  ни  одного
франка, слышишь, ни одного су! Ты просто потерял разум! Ты веришь в  Бога,
постоянно рассуждаешь о Боге, поминаешь Бога. Думал ли ты, как он поступит
с тобой, когда ты однажды  предстанешь  перед  ним?  Так  вот,  я  была  в
сумасшедшем доме и  видела,  каким  может  быть  ад.  И  если  он  есть  в
потустороннем мире, то я на твоем месте билась бы от раскаяния головой  об
пол до тех пор, пока кровь не застлала бы мне глаза...
     - Замолчи... замолчи... - хрипя, Авакасов схватился за левую  сторону
груди, лицо стало лиловым.
     - Я хочу смерти этого Де Брюна или... даже ты не переживешь того, что
я сделаю. - В эти минуты между Ирэн и Авакасовым было  жуткое  сходство  в
выражении лица, манере говорить, поведении.
     - Я... я всех вас переживу, - выдавил из себя старик, тяжело дыша.  -
Деньги  делают  все...  Этот  Ламбер...  уже  завтра  может  случайно  или
добровольно уйти из жизни, уже завтра...
     Как будто он только и ждал  этих  слов,  вошел  Ламбер.  Из  соседней
комнаты доносились стоны одного из лейб-гвардейцев Авакасова.
     - Ни завтра, ни когда-либо вообще я добровольно не уйду из жизни, я -
против.  Де  Брюна  вы  можете  убить  в  тюремной  камере:  он,   скажем,
добровольно повесится на батарее или случайно проглотит яд. Никто не будет
допытываться, как он попал в суп. Для вас, досточтимый вождь  головорезов,
цена этой сделки не превысит ста тысяч франков. Но со мной этот  номер  не
пройдет. Как и Де Брюн, я дорожу своей шеей, только  людей,  у  которых  я
храню  свои  материалы,  вы  не  купите,  как  адвокатов  Де  Брюна.   Мои
доверенные,  позвольте  вам  заметить,  почтенный  князь  бомб  и   король
наркотиков, не продаются.
     Авакасов  упал  в  кресло,  его  дыхание  стало  прерывистым,   глаза
остекленели. Он поднял руку, чтобы нажать на звонок,  но  Ламбер  опередил
его.
     - Без глупостей. Вы же хотите прожить до ста лет, а это наверняка  не
произойдет, если дело с Де Брюном мы не уладим по-дружески.
     - Прочь... прочь отсюда! - В голосе  старца  послышалось  клокотание,
было ясно, что в любой момент его может хватить удар.
     Это произошло час спустя.  Он  сохранил  рассудок,  однако  его  тело
парализовало. Он не мог говорить, лишь невнятно повторял имя Ирэн. Но  она
не шла.


     Когда Пери вошел вместе  со  следователем  и  адвокатом  в  одиночную
камеру, Де Брюн приветствовал его надменной  улыбкой,  стараясь  показать,
что чувствует себя в полной безопасности.
     Но уже через несколько минут он сник, его гладкое, пышущее  здоровьем
лицо приобрело землистый оттенок.
     Адвокат объяснил Де Брюну, что Авакасов отказал  ему  в  поддержке  и
теперь он, по сути дела, находится  в  камере  смертников.  Поручители  Де
Брюна,  адвокаты  Робсон  и  Клобер,   которым   он   доверил   документы,
компрометирующие Авакасова, после десятиминутных переговоров  с  коллегией
адвокатов миллиардера передали ей все материалы  за  один  миллион  двести
тысяч франков. Де Брюн понял, что проиграл. Он  сел,  закурил  сигарету  и
попросил оставить его с Пери наедине.
     - На этот раз вы победили. Но это - пиррова победа, и  она  обойдется
вам дороже, чем вы думаете. Еще одна такая победа и вы погибли, Пери.
     - Я полагаю иначе, - спокойно возразил комиссар. - То,  о  чем  будет
сказано на вашем процессе, вызовет не падение какого-то камешка, а - целую
лавину.
     - Лавину? Неужели вы верите, что придет день,  когда  закон  коснется
таких, как Авакасов? - Де Брюн криво усмехнулся.
     - Нет. - Пери встал. - Я верю, что наступит день и  таких  Авакасовых
вовсе не будет.
     Смеркалось, и жуткая мысль о том, что вскоре он должен будет умереть,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.