Случайный афоризм
Когда писатель глубоко чувствует свою кровную связь с народом - это дает красоту и силу ему. Максим Горький
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

он. - Я прислал бы за тобой автомобиль.
     - Дедушка, я приехала к тебе по поводу Де  Брюна.  -  Она  попыталась
придать своему голосу решительность. - Я знаю, что он арестован  за  дело,
которое хуже, чем убийство.
     - Откуда ты это знаешь?
     - Сейчас я все расскажу тебе, по порядку. Только вначале  скажу  тебе
главное: этот Де Брюн, как бы ты к нему не относился, не  должен  уйти  от
заслуженного наказания.
     - Дитя мое, тебе не кажется, что  ты  вмешиваешься  в  дела,  которые
следовало бы предоставить мне? -  Старческое,  недавно  приветливое,  лицо
Авакасова сделалось суровым. - Еще раз спрашиваю, откуда ты  знаешь  о  Де
Брюне?
     Ирэн вызывающе взглянула на него.
     - От одного человека, за которого я выйду замуж... если, конечно,  ты
не будешь возражать. - Последних слов она вовсе  не  собиралась  говорить,
это произошло помимо ее воли. - Он известный репортер.
     - Ламбер? - спросил Авакасов.
     - Да, Ламбер, Аристид. Он приехал со мной и  ожидает  за  дверью.  Он
хотел бы поговорить с тобой.
     - Ирэн! Теперь внимательно выслушай меня. Я никогда не стеснял  твоей
свободы. Я никогда не придирался к тебе, хотя и не  одобрял  многих  твоих
поступков. Я дал понять настоятельнице лицея, что  моей  внучке  позволено
все. Она - Авакасова, а это следует понимать так, как  если  бы  она  была
русской императрицей. То,  что  ты  уже  в  шестнадцать  лет  завела  себе
любовника, заставило, правда, меня призадуматься, но я сказал себе,  пусть
живет, как ей нравится. Ради чего я  тогда  зарабатываю  сотни  миллионов,
разве не ради ее свободы? Ты можешь взять все, что тебе заблагорассудится.
Но только при одном условии: ты будешь признательна  мне,  ты  никогда  не
воспротивишься моей воле. Моя воля - единственный для тебя закон, иначе ты
должна будешь подчиняться тысяче мелких, глупых  правил,  которые  созданы
для тупой, безмозглой, безвольной толпы, чтобы держать ее в повиновении. А
теперь выбирай: я прошу тебя не совать свой нос в дело Де Брюна,  ему  там
делать нечего! Так же, как  и  носу  твоего  Ламбера.  Он  поймет  это,  я
поговорю с ним, ради тебя. Если он этого не поймет, если не поймешь  этого
ты, я отрекусь от тебя! И тогда, Ирэн, для тебя все кончится. Все!
     Поначалу он говорил возбужденно,  затем  его  голос  стал  спокойным,
холодным.  Он  снова  был  тем  Авакасовым,  для  которого  в  этом   мире
существовали две вещи - деньги и  собственная  воля.  Однако  он  не  учел
одного: Ирэн была такой же упрямой, как и он; ведь известно  -  яблоко  от
яблони падает недалеко.
     - Не хочу лгать, дедушка, ты всегда хорошо относился ко  мне.  -  Она
говорила тиха, но твердо. - Но пришло время, когда я требую от тебя  нечто
большее, нежели материальные ценности,  которыми  ты  одариваешь  меня  за
беспрекословное подчинение. Этот Де Брюн не уйдет от наказания, иначе...
     - Что иначе?
     - Ты не увидишь меня больше.
     - Ты отдаешь отчет своим словам?
     - Да. Я даже посоветовалась с адвокатом, и он разъяснил  мне,  почему
ты не сможешь полностью лишить меня наследства. Без денег я  не  останусь.
Все, что мне положено, я получу.
     - Итак, ты спекулируешь на том... что я скоро умру?
     - Мы все когда-то умрем, - не отступала Ирэн. - Ты в свои  девяносто,
вероятно, раньше, чем я в свои восемнадцать.
     - Я... я отрекаюсь от тебя!
     - Ну и что? Я - не одна, а ты один,  абсолютно  один!  -  И  затем  с
неожиданно охватившей ее глухой яростью прибавила: - Ради Бога скажи,  что
вынудило  тебя  связаться  с  этим  подлецом?  Миллионы,  которые  ты  мог
заработать на жутких страданиях наркоманов? У тебя мало  денег?  Ведь  при
желании ты можешь выложить золотыми пластинами не только свою молельню, но
и пирамиду Хеопса. Зачем тебе еще больше  этих  проклятых  денег?  Что  ты

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.