Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

соучастие в убийстве, да я и не буду делать этого. Почему? Полагающееся за
это наказание слишком гуманно для вас. Возмездие свершится слишком  быстро
и не даст такому подлецу, как вы, возможности очистить душу. Но  если  вас
приговорят к пожизненному заключению - а уж я об этом позабочусь, Де Брюн!
- у вас будет уйма времени, чтобы поразмыслить над тем, что  преступление,
совершенное вами по отношению к тысячам людей, неизмеримо хуже убийства. И
когда вы, состарившийся, седой и  больной,  лет  через  двадцать  покинете
тюремные стены и Господь Бог, возможно, простит вас, я все же плюну в вашу
сторону. Увести!
     - Одну минуту, -  спокойно  сказал  Де  Брюн.  -  Ничего  не  делайте
опрометчиво, Пери.  Прежде  всего,  не  спешите  информировать  прессу.  Я
задержусь в предварительном заключении не более  двадцати  четырех  часов.
Вам известно, от чьего имени я  действовал,  и  вы  понимаете,  на  всякий
случай я позаботился о веских  доказательствах  этих  интимных  отношений.
Техника, с помощью которой вы попытаетесь уличить меня, в наши дни  творит
чудеса. Но мне не дадут упасть. Упадете вы! Упадете  так,  что  костей  не
собрать!
     - Немудрено, когда имеешь старые кости!  -  услышал  он  позади  себя
чей-то голос и резко обернулся.
     Это был Ламбер.
     - Даже скорпиона, если его правильно схватить, можно  взять  в  руки.
Ты, как и вот этот, - он ткнул покойника носком ботинка, -  будешь  слезно
сожалеть обо всем, не сомневайся. Да, схватить быстро и точно,  -  в  этом
заключена великая тайна жизни.
     И Ламбер молниеносно схватил Де Брюна за нос, сжал его, как в тисках,
и резко дернул, так что Де Брюн со стоном повалился на землю. Ламбер,  как
человек простой, мало задумывался о законности,  но  это  была  не  худшая
черта его характера.
     Во всяком случае, после этого Де Брюн замолчал.



                                    26

     Несколько минут, которые  Ирэн  провела  в  комнатке,  отделенной  от
палаты Эреры небольшим зарешеченным окошком, были  самыми  ужасными  в  ее
жизни.
     Сразу после ареста доктора Жюно его клиника  перешла  в  распоряжение
полиции, и Пери достаточно было  отдать  приказ,  чтобы  осуществить  план
Ламбера.
     Когда Ирэн, поддерживаемая под руку молоденькой  ассистенткой  врача,
вышла из смотрового кабинета, Ламбер ожидал ее в  коридоре.  Он  собирался
прикурить сигарету, но, увидев ее лицо, передумал.
     - Как ты мог так поступить со мной?  -  мертвым  голосом  произнесла,
наконец, она. И прежде чем он успел  что-либо  возразить,  Ирэн  обхватила
голову руками и сквозь рыдания воскликнула: - Если бы я знала, если  бы  я
только знала!..


     Авакасов согбенно сидел в своей молельне, окруженный ликами святых  в
золотых окладах,  перед  которыми  тускло  мерцали  красные  и  фиолетовые
лампадки. В этом золотом саркофаге он походил на ожившую мумию.  Все,  что
напоминало о жизни,  казалось  ему  чуждым,  ненавистным,  отвратительным.
"Скоро мне придет  конец,  -  думал  он.  -  Тут  уж  не  помогут  никакие
облучения, никакая клеточная терапия, и что хорошего я получил  от  жизни?
Деньги, много денег, а что  еще?  Ирэн?  Да,  я  привязан  к  ней,  она  -
единственный человек, которого я люблю..."
     Телефонный звонок прервал его раздумья, он вздрогнул от ярости. Когда
он находился в "золотой комнате", то не разрешал беспокоить себя -  только
в самых экстренных случаях. За последние десять  лет  это  произошло  лишь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.