Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

связаться?
     От тона сказанного, от тишины кабинета по телу Леоры пробежал  озноб.
Она вновь вспомнила о том, что случилось  с  Табором.  Не  столько  разум,
сколько  инстинкт  подсказал  ей,  что   у   сидящего   напротив   мужчины
человеколюбия не больше, чем у падающей каменной глыбы. "Я - в ловушке,  -
пронеслось в голове Леоры, - Господи, помоги  мне  выбраться  отсюда".  Но
внешне она ничем не выдала себя. Стараясь скрыть дрожь, она сказала:
     - Вы можете узнать обо  всем...  но  не  здесь,  а  сегодня  вечером,
скажем, в семь, в ресторане Эйфелевой башни. Фотография и все...  двадцать
тысяч.
     Идея с Эйфелевой башней принадлежала Ожиду. Обсуждая детали  шантажа,
он говорил, что даже хорошо организованная банда вряд ли могла,  прикончив
кого-то на верхней террасе  Эйфелевой  башни,  беспрепятственно  скрыться.
Путь для бегства был слишком длинным, слишком сложным.
     - Хорошо, - сказал Де Брюн, - в семь часов я  буду  в  ресторане.  Но
названную вами сумму я расцениваю как шутку.
     Он проводил Леору до порога, идя чуть впереди,  и  открыл  перед  ней
дверь как перед настоящей светской дамой.
     На лестничной площадке Леора едва не разрыдалась, так велики были  ее
напряжение и страх.
     Она твердо  решила  не  ходить  в  ресторан  Эйфелевой  башни.  Леора
явственно представила себе, как ее выбрасывают из окна, как  она  летит  с
огромной высоты,  почти  физически  ощутила  удар,  с  которым  мать-земля
принимает ее в свои объятья. Нет уж, лучше  она  будет  доить  свое  новое
сокровище, влюбленного часовщика.
     Глупая выходка  Леоры  заставила  Де  Брюна  серьезно  насторожиться.
Добрых два часа готовился он  вместе  с  двумя  наиболее  близкими  своими
помощниками, разрабатывая план дальнейших действий. Когда Бельфор позвонил
Де Брюну, тот уже был на пути в ресторан Эйфелевой башни. Итак, затея Пери
грозила провалиться. Он искусно разложил  приманку,  но  что  толку,  если
акулы, на которых он охотился, поплыли в другую сторону.



                                    24

     Получая от дедушки ежемесячно на  карманные  расходы  немалую  сумму,
Ирэн легко могла позволить себе  снимать  комнату  у  своей  приятельницы,
одинокой  женщины,  пользовавшейся   в   Диезе   репутацией   набожной   и
высоконравственной особы. В то время как телохранитель девушки, уверенный,
что она за чашечкой кофе перенимает у почтенной  дамы  искусство  вышивки,
поджидал  на  улице,  Ирэн  предавалась  с  Ламбером   любви   в   постели
благочестивой мадам Женвуа.
     В его обществе Ирэн была обыкновенной  ласковой  и  нежной  девушкой,
однако он видел, как уже портится ее характер. Сознание того, что в скором
времени она станет самой  богатой  женщиной  Франции  и  у  нее  не  будет
неисполнимых  желаний,  определяло  ее  поведение.  Если  ей   что-то   не
нравилось, она заявляла об этом так же резко, как и  ее  дедушка,  яростно
ненавидевший людей. Будучи не права, она продолжала настаивать на своем до
тех пор, пока ее  воля  не  исполнялась.  Язвительными  насмешками  Ламбер
старался  подавить  у  нее  приступы  себялюбия,  и  чаще  всего  это  ему
удавалось.
     Когда мадам Женвуа позвонила Ирэн по телефону в интернат и  спросила,
не желает ли она на минуточку заглянуть к ней, девушка, зная  о  ком  идет
речь, тотчас согласилась. Однако у мадам Женвуа она повела себя так, будто
неожиданный визит Ламбера не обрадовал, а, скорее,  раздосадовал  ее.  Она
начала выговаривать ему, что он мог хотя бы  за  день  предупредить  мадам
Женвуа, что директриса и без того недовольна ее отлучками и что не следует
забывать об охраннике, которого Де Брюн приставил к ней.
     - Так что тебе от меня нужно? - раздраженно спросила она.  -  Не  для

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.