Случайный афоризм
Мне кажется, что я наношу непоправимый урон чувствам, обуревающим мое сердце, тем, что пишу о них, тем, что пытаюсь их объяснить вам. Луи Арагон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Такое счастливое начало задуманной аферы придало  Леоре  уверенность.
Да и влюбленный месье Мушар так  основательно  тряхнул  мошной,  что  она,
ухоженная в первоклассном косметическом  салоне,  одетая  в  первоклассном
ателье, превратилась в обольстительную даму. Будь у нее заурядный вид,  Де
Брюн, вероятно, просто вышвырнул бы  ее  на  улицу  или  сунул  бы  ей  за
фотографию  Эреры  сотню-другую  франков,  убежденный,  что   эта   жалкая
потаскушка не представляет для него опасности.
     Итак, Леора пришла, увидела, победила.  Де  Брюн  нервничал.  Бегство
Гранделя, потеря последней партии героина, которую идиот Винкштейн передал
антиквару,   исчезнувший   список   перекупщиков,   недавние   события   в
психиатрической клинике доктора Жюно -  все  это  парализовало  его  волю.
Обычно тонкий и педантичный аналитик, сейчас он утратил всякую способность
соображать, поскольку просто не знал, с какой стороны ему угрожает большая
опасность  и  как  ее  избежать.  Что,  если  Гранделю  удалось  сколотить
собственную банду? Что, если полиции удалось арестовать антиквара?
     Леора представилась близкой подругой Эреры и сказала - пусть Де  Брюн
в этом не сомневается, - она послана одним человеком, ее компаньоном.  Кто
это? Ламбер? По сведениям Де Брюна,  тот  был  стреляный  воробей,  вполне
способный  на  шантаж.  Вместо  того  чтобы  продать  собранный   материал
какой-нибудь газете, Ламбер и его любовница хотели,  очевидно,  предложить
ему сделку. Но что они знали? И сколько это стоило?
     Де Брюн придал своему лицу любезное выражение.
     - Мне очень приятно познакомиться с вами. - Задумавшись, он помолчал.
- Только имя Эрера мне ничего не говорит. Имя весьма редкое, я определенно
вспомнил бы его.
     Леора изобразила улыбку.
     - Я кое-что узнала о судьбе Эреры и могу  понять  вашу  сдержанность,
месье. Она была великая актриса, - сказала Леора, рассеянно глядя мимо  Де
Брюна, - и то, что сейчас она  оказалась  в  таком  положении,  более  чем
печально. Это - трагично!  -  Словом  "трагично"  бывшая  натурщица  очень
любила выражать глубокие и возвышенные чувства.
     - Что значит трагично? - наседал Де Брюн.
     - Скажите на милость, месье, разве сумасшествие не трагично?
     - Я так ничего и не понял.
     - Вы все прекрасно поняли, - вспылила Леора. - Вы никогда не  слышали
о наркотике под названием героин, и никогда - о женщинах, которые, спятив,
прыгают в Сену, и никогда - о клинике доктора Жюно? Может быть, вы никогда
не видели и этой фотографии и не читали этого посвящения?
     Она была так глупа и неопытна, что показала фотографию и даже  отдала
ему  в  руки,  однако  из  ее  поведения   Де   Брюн   сделал   совершенно
противоположный вывод. Он подумал, что имеет дело с продувной бестией.  Он
узнал эту фотографию, сразу вспомнил посвящение, вспомнил и  о  загадочных
обстоятельствах, при которых снимок исчез. Он подозревал, что  сама  Эрера
во время одного из своих последних визитов - уже тогда она  пристрастилась
к героину - похитила его. Она потребовала назад все свои письма  и  прочие
доказательства былой любви и нежности, узнав, кем в  действительности  был
Де Брюн - одним из главарей парижского преступного мира.
     Он до сих пор не забыл Эреру.  Она  относилась  к  числу  тех  редких
женщин, в обществе которых он мог, не испытывая  скуки,  проводить  долгие
часы. Заметив ее пристрастие к героину, он не жалел денег  и  сил  для  ее
спасения от этой беды. Когда же Де Брюн узнал, что доктор  Жюно,  которому
он доверил Эреру, сам -  наркоман  и  часть  пациентов  оставалась  в  его
клинике лишь потому, что за высокую плату Жюно снабжал  их  героином,  его
последние надежды рухнули.
     Де Брюн прекрасно понимал: если эта фотография и материал, который  -
по его предположению - Ламбер собрал об Эрере, Жюно,  Гранделе  и  других,
будут переданы в прокуратуру и прессу, катастрофы уже не избежать.
     Возвращая Леоре снимок, он холодно проговорил:
     - Предположим,  мне  знакома  эта  фотография  и  меня,  как  и  вас,
интересует все, что произошло с вашей приятельницей Эрерой. С кем  я  могу

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.