Случайный афоризм
Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Проводив клиента до  двери,  антиквар  направился  к  Ламберу.  После
первых же слов репортер понял, что за человек  Грандель.  Ему  был  хорошо
знаком этот холодный, равнодушный взгляд, эта высокомерная складка у рта.
     - Если я скажу вам, что не знаю никакой Эреры Буайо,  то  так  оно  и
есть. Еще что-нибудь?
     Ламбер сдержался. "Почему все-таки  Грандель  отрицает  знакомство  с
Эрерой?  -  подумал  он.  -  Ведь  эта  Фротье,  консьержка  с  улицы  От,
язвительная, тощая, сварливая старуха с пучком редких волос  на  голове  и
пронзительными птичьими глазками, наверняка говорила правду, что частенько
видела Эреру в обществе Гранделя, обычно столь пьяной,  что  она,  видимо,
даже не соображала, что творил с ней такой сластолюбец... "
     - Жаль, что вы не знакомы  -  много  потеряли.  -  В  голосе  Ламбера
звучало неподдельное сожаление. - Она была великой певицей, ее  приглашали
даже в нью-йоркскую "Метрополитен-Опера". Ну, а некий дом на улице От  вам
известен? Или о нем вы также ничего не слышали?
     Грандель стоял перед Ламбером спесивый, тучный, с налившимися кровью,
выпученными глазами  -  добрый  центнер  изысканно  одетой  надменности  с
огромной жемчужиной в галстуке, стоившей  небольшого  состояния.  Какой-то
репортер был для него не важнее прошлогоднего снега.
     Наконец он решил снизойти до ответа.
     - Улица От? Нет, ни разу не слышал о такой.
     - Тогда, пожалуй, придется немного освежить  вашу  память.  -  Ламбер
осклабился. Кончиком языка он облизал губы, закурил  "галуаз"  и  выпустил
дым прямо антиквару в лицо.
     Грандель подошел к письменному столу, на котором стоял телефон, молча
снял трубку и набрал номер.
     - Прошу адвоката... - он не закончил.
     Ламбер ударил пальцем по рычагу, схватил антиквара за лацкан  пиджака
и рывком притянул к себе. Согнутым средним пальцем правой  руки  он  нанес
ему резкий удар в ухо, а левой - в  печень.  Грандель  взвыл  от  боли  и,
задыхаясь, злобно пробормотал, что Ламбер до конца жизни будет  жалеть  об
этом.
     - Послушай, ты, жирная образина, это была лишь небольшая разминка!  -
коротко бросил репортер. - Когда я приложу тебе по-настоящему, ты  начнешь
извиваться, как уж на сковородке. Ну, так что?  Будешь  говорить  или  мне
продолжить урок твоего воспитания в духе любви к правде и откровенности?
     - Клянусь господом Богом, я не знаю никакой Эреры... -  тяжело  дыша,
пробурчал Грандель.
     -  Не  поминай  всуе  имя  Господне.  Итак,  где   ты   был   вечером
одиннадцатого октября?
     - Одиннадцатого октября? Это же было почти неделю  назад,  разве  тут
вспомнишь?
     - Случайно, не в гостях у некоего маркиза де Веркруиза?
     - Вполне возможно. Он хотел кое-что продать мне.
     -  Он  хотел  продать  тебе  кое-что.  Не  чайную  ли  ложечку  своей
прабабушки? А может быть, старую ржавую клетку для попугая?
     Грандель засунул палец за ворот рубашки и оттянул его, будто он мешал
ему дышать.
     - Он совершает по моей рекомендации маленькие коммерческие сделки.
     - А ты? Ты провернул маленькую коммерческую операцию с  Мажене.  Что,
если полиция узнает, как ты попросил его срочно приехать в Верде, он сел в
машину и сломя голову помчался прямо в  затопленный  карьер.  Может  быть,
теперь ты все же вспомнишь Эреру?
     - Эти угрозы... они беспочвенны.
     - Может, еще чем-нибудь поклянешься? - Ламбер язвительно ухмыльнулся.
     - Может быть. - В выпученных глазах Гранделя вдруг погас страх. -  Не
исключено, что я сам позвоню в полицию и там потребуют объяснения, где  вы
были в тот вечер, когда Мажене ни с того ни с сего  очутился  в  гравийном
карьере.
     Ламбер резко обернулся. В дверях  магазина  стоял  мужчина.  Репортер

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.