Случайный афоризм
Поэты рождаются в провинции, а умирают в Париже. Французская пословица
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Полицейский участок, в котором сидел Пьязенна, находился  на  окраине
Парижа. Закопченные фабричные здания, пакгаузы, доходные дома перемежались
огородами, садиками, маленькими мастерскими, вымощенные  булыжником  улицы
освещались редкими фонарями.
     Полицейский   участок   был   расположен   в    убогом    трехэтажном
неоштукатуренном здании. Над входом одиноко горела электрическая  лампочка
без плафона.
     В караульном помещении пахло влажной одеждой,  табаком  и  светильным
газом. Эти запахи живо напомнили Ситерну  о  первых  годах  его  службы  в
полиции.
     Жандарм, задержавший Пьязенну, кратко  доложил  обстоятельства  дела.
Арестованный под вымышленным именем скрывался  в  дешевом  отеле,  который
покинул, чтобы купить сигареты. В это время  жандарм  делал  обход  своего
участка и нос к носу столкнулся с Пьязенной. Он сразу  опознал  его  -  уж
слишком броскими были приметы.
     Камера Пьязенны была темной и  тесной,  с  двухъярусными  деревянными
нарами и небольшим зарешеченным окном.
     Когда Ситерн вошел, Пьязенна вскочил с места. Инспектор попросил  его
сесть и то же сделал сам. Он предложил бывшему жокею сигарету и, вздохнув,
сказал:
     - Вы впутались в неприятную историю, очень неприятную.
     - Я ни во что не впутывался. Я  скупал  для  Гранделя  антиквариат  и
получал комиссионные, больше ничего.
     Ситерн кивнул.
     - Больше ничего? А почему вы тогда бежали вместе с ним?
     - Я...
     - Вы бежали с ним. И сделали это потому, что он шантажировал  вас.  -
Ситерн вновь выразительно кивнул.
     - Не за что меня шантажировать.
     Отсутствующим взглядом Ситерн смотрел в стену перед собой.
     - Грандель, заметьте, не просто  отвратительный  тип.  Он  -  убийца,
шантажист и торговец наркотиками. Многих людей он сделал несчастными.  Ваш
долг помочь мне найти его. Если вы откровенно расскажете все -  здесь  вас
никто не подслушает, - то я посоветую вам, как лучше вести себя на допросе
у следователя и в суде.
     - Я не сделал ничего плохого.
     - Ничего плохого? - Ситерн обстоятельно высморкался.  -  О  себе  это
может сказать  только  Господь  Бог.  Простые  люди,  вроде  нас  с  вами,
постоянно грешат,  часто  даже  не  осознавая  этого.  А  самое  плохое  -
недостаток доверия, который  не  позволяет  нам  быть  искренними  друг  с
другом. Мы полагаем, порой справедливо, что единственное желание  людей  -
это обвести нас вокруг пальца, использовать наши неудачи себе  на  пользу,
это плохо, очень плохо.
     - Вам  бы  идти  в  проповедники,  а  не  в  легавые,  -  подчеркнуто
агрессивно сказал Пьязенна; слова Ситерна не возымели действия. - Напрасно
теряете время, от меня вы ничего не узнаете. Я не так глуп. Дайте мне  еще
сигарету.
     - Возьмите всю пачку.
     - Эти парни из участка отобрали у меня сигареты, хотя они не имели на
это никакого права.
     - Я знаю о вас многое, - тихо продолжал Ситерн, - о вашей жизни  и  о
злой шутке, которую  с  вами  сыграли.  Нам  все  известно.  Свидетельские
показания, судебные протоколы, списки разыскиваемых преступников -  в  них
есть все, надо только найти этот  материал.  Когда  вы  предстанете  перед
судом по обвинению в убийстве из ревности своей  жены,  он  покажет,  что,
прежде чем потерять над собой контроль, вы  долгое  время  сносили  всякие
оскорбления. Вы действительно совершили убийство в состоянии аффекта?
     - Да...
     - Вы не лжете мне?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.