Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Де Брюн вышел из-за стола навстречу  Пери  и  сердечно  приветствовал
его. Пери не обратил внимания на протянутую Де Брюном  руку,  которой  тот
как бы  указывал  на  кресло,  сделав  вид,  что  принял  его  жест  и  за
приветствие и за приглашение сесть.
     - Господин Авакасов просил меня принести вам свои извинения.  Вопреки
большому желанию познакомиться с вами он, к сожалению,  не  может  принять
вас. - Де Брюн по-прежнему оставался любезным и предупредительным.
     - Жаль. Тогда передайте господину Авакасову: если я понадоблюсь  ему,
он сможет меня найти на набережной Орфевр. - Пери встал.
     Де Брюн укоризненно покачал головой.
     - В последнее время господин Авакасов не  покидает  своего  дома.  Он
отказался  даже  от  приглашения  президента.  Вы  же  знаете,  ему  скоро
девяносто. В этом возрасте дорожат каждой минутой. - Улыбнувшись, Де  Брюн
выдержал  паузу.  -  Для  того,  кто  достиг  предела  своей  жизни,  даже
прославленный генерал нечто вроде оловянного солдатика,  которого  алхимик
бросает в плавильный тигель как основную субстанцию для получения золота.
     Пока Де Брюн говорил, Пери, прикрыв глаза, внимательно изучал его.
     "Вероятно,  закончил  университет,  много  путешествовал,  общался  с
интеллигентными людьми,  несомненно,  умеет  отличить  умное  от  глупого,
красивое от уродливого, и в этом его никто не  проведет.  Бывший  взломщик
банковских сейфов,  ныне  сам  держатель  акций  крупных  банков,  некогда
отверженный, изгой общества,  ныне  он  устраивает  торжественные  приемы,
попасть на которые почитают за честь те, кто имеют в обществе положение  и
вес.   Это   новый   тип   гангстера   и   предпринимателя   одновременно,
бесчувственный, как рабовладелец, только более беспощадный и бессовестный.
Абсолютно безжалостный. Абсолютно бесчеловечный. Того, кто  стоит  на  его
пути к власти, он уничтожает - так давят надоедливых муравьев  и  поливают
муравейник серной кислотой. И все же я добью его", - решил под конец Пери.
     Вслух он сказал:
     - Мне неизвестны отношения между президентом и господином Авакасовым,
да они меня и не интересуют. Но я знаю вещи, которые очень  заинтересовали
бы господина Авакасова, даже если он стоит уже одной ногой в могиле.
     Де Брюн усмехнулся.
     - Если бы старик слышал это! - Затем доверительно прибавил: - Как  вы
полагаете, почему он перевез сюда эти древние развалины?  Да  потому,  что
серьезно верит в спасение души и трепещет при  одной  мысли  о  чистилище.
Иконы, физиономии святых в золотых окладах, дюжинами развешанные  здесь  в
каждом углу, призваны уберечь его от преисподней. Однако перейдем к  делу.
- Он выдвинул ящик  письменного  стола  и  достал  оттуда  колбу  с  белым
порошком. - Итак,  вы  установили,  что  господин  Авакасов,  кроме  всего
прочего, ведет торговлю некоторыми  видами  лекарственного  сырья.  Честно
говоря, то, что вы узнали,  как  мне  кажется,  его  не  волнует.  Вообще,
известен ли вам размер годового оборота  этого  ценнейшего  лекарственного
препарата, который безвольные люди используют как наркотик? Нет?  И  после
этого вы хотите поставить на одну доску господина  Авакасова  и  какого-то
Гранделя, который фунтами перепродает это сырье мелким торговцам? Пери, вы
рискуете оказаться в смешном положении. С таким же  успехом  вы  могли  бы
рассказать ему, одному из крупнейших в мире поставщиков оружия,  человеку,
вооружающему целые  армии,  что  поймали  кого-то,  кто  незаконно  продал
пистолет. Какой-то Грандель! Для господина Авакасова этот  тип  значит  не
больше, чем амеба в сельском пруду.
     Пери не пытался его прервать.  "Раз  уж  ты  так  много  говоришь,  -
подумал он, - значит, плохи твои дела".
     - Не спорю, - начал Пери, - господин Авакасов человек могущественный.
Лишить его этого могущества у меня столько же шансов, сколько их было бы у
меня против  какого-нибудь  латиноамериканского  диктатора.  Но  серьезные
неприятности я могу ему доставить. Очень серьезные. А вам,  Де  Брюн,  еще
большие. Я могу подвести вас  под  суд  присяжных,  который  признает  вас
виновным, и тогда вы до конца жизни  просидите  в  сером  каменном  мешке,
сильно напоминающем гроб.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.