Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Если Грандель с этим бывшим жокеем  удрали  за  границу,  мы  можем
закрыть наш отчет о деле Мажене-Гранделя  кратким  примечанием:  "Виновные
будут  найдены  на  том  свете  и  понесут  заслуженное  наказание.  Такие
простофили, как мы, неспособны выловить их здесь",  -  язвительно  заметил
Пери на совещании со своими инспекторами.
     - Я знаю о деле только из протоколов,  -  спокойным,  бодрым  голосом
сказал Траше, - но я убежден, что не только мы,  но  и  Де  Брюн  начинает
нервничать.
     - Почему? - спросил Пери.
     - Предположим, Грандель еще жив,  тогда  он  чрезвычайно  опасен  для
него.
     - Ну, а если он уже лежит в земле? - возразил Ситерн тихо, будто речь
шла не о Гранделе, а о близком родственнике.
     - Кроме него есть кому дать  показания  против  Де  Брюна,  -  сказал
Фонтано. - Эрера Буайо. Пьязенне также  кое-что  известно,  и  не  следует
сбрасывать со счетов бывшую любовницу  Табора.  Я  бы  уже  выжал  из  нее
показания.
     - Конечно, перед тобой не устоит ни одна баба, и как только я мог  об
этом забыть, ты... ты, "неотразимый любовник"! - взорвался Пери.
     Все ухмыльнулись, а Фонтано, которого  прежде  никогда  не  подводило
остроумие, лишь пролепетал в свое оправдание, что  он  криминалист,  а  не
обольститель глупых гусынь с миллионами. На это Пери  сухо  возразил,  что
успеха от кухарок и нянек добьется любой, для этого государство не  должно
выплачивать по пятьдесят франков в день.
     - А если Грандель жив, - упорно настаивал Траше, - то Де Брюн  должен
чувствовать  себя  так  же  неуютно,  как  и  мы  при  мысли,   что   наше
расследование не даст никаких результатов.
     Некоторое время Пери молча смотрел на него и о чем-то размышлял.
     Траше было уже далеко за тридцать; с узким лбом и приплюснутым носом,
он походил на боксера-тяжеловеса. Глядя на него, трудно было сказать,  что
это очень интеллигентный  человек,  читавший  больше,  чем  все  остальные
инспектора вместе взятые. Он был помолвлен с медицинской сестрой, и  ничто
не было ему так противно, как легкомыслие  и  ветреность  в  отношениях  с
женщинами.  Он  искренне  верил  в  Бога  и   не   пропускал   ни   одного
торжественного богослужения.  Коллеги,  которым  было  известно,  что  его
перевели из Тулузы в Париж благодаря протекции дяди, депутата  парламента,
поначалу не очень-то жаловали его. Но вскоре усердие Траше, и прежде всего
добрый нрав снискали ему всеобщее расположение.
     - Может быть, вы и правы, Траше, - произнес, наконец, Пери. -  И  что
же из этого следует?
     - То, что мы можем использовать Гранделя как приманку для Де Брюна, -
сказал Траше.
     - Точно.
     - Ну, а как ты себе это представляешь? - поинтересовался Ситерн.
     Зазвонил телефон. Пери снял трубку.
     Неожиданно его лицо стало серьезным.
     Траше, собиравшийся было ответить Ситерну, замер на полуслове.
     - Хорошо, я приеду, - сказал наконец Пери и медленно  положил  трубку
на рычаг. - Ну, как вы думаете, кто это был?
     - Де Брюн? - предположил Ситерн.
     Пери кивнул.
     - Он хочет поговорить с вами? - нетерпеливо спросил Траше.
     - Он сказал, что со мной хочет поговорить Авакасов. Но я  уверен,  он
сам примет меня.
     - Следовательно, он еще не разыскал Гранделя.
     - Выходит - так.
     - На вашем месте, шеф, я взял бы  с  собой  чемоданчик,  -  отважился
наконец заговорить Фонтано.  -  Не  иначе  он  собирается  предложить  вам
кругленькую сумму на вдов  и  сирот  полицейских,  убитых  при  исполнении
служебных обязанностей. Для чего же еще вы ему нужны?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.