Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1962 году скончался(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

говорю правду.
     Пьязенна задумался, помолчал с  минуту,  затем  выхватил  из  кармана
пистолет и глухо сказал:
     - Пошли в магазин, все покажешь.
     Белый  порошок,  высыпанный  из   статуэтки   будды,   образовал   на
разостланной газете внушительную горку. Немного  времени  потребовалось  и
для того, чтобы открыть спрятанный за альпийским  пейзажем  лик  "Мадонны"
Джотто.
     Содержимое кожаного портфеля  -  несколько  десятков  тысячефранковых
пачек - Пьязенна вытряхнул на стол рядом с горкой  героина  и  с  издевкой
заметил:
     - И всем этим ты хочешь поделиться  со  мной  по  доброй  воле,  лишь
только потому что осознал вину за мои бесконечные унижения?
     - Я хочу поделиться с тобой, чтобы совместно провернуть дело, которое
принесет нам миллионы. Послушай! Я знаю несколько оптовиков,  знаю  дюжину
мелких перекупщиков. Эта партия героина даст нам пять -  шесть  миллионов.
Затем Джотто - продадим его в Штаты, в  частное  собрание,  -  это  те  же
наличные деньги.
     - Мне все-таки непонятно, зачем  делить  с  кем-то  такое  богатство?
Вопрос не в том, почему ты хочешь поделиться со мной, а чего ради я должен
делиться этим с тобой?
     Словно загнанная в угол крыса, Грандель лихорадочно  искал  спасения,
но не находил его. Он уже представлял, как лежит в луже крови, затем  -  в
морге среди окоченевших трупов.
     Неожиданно в голове Гранделя мелькнула спасительная мысль. И как  это
он сразу не догадался? Так и только так  можно  еще,  вероятно,  поставить
Пьязенну на место. Заметно окрепшим голосом он сказал:
     - Жан, ты недооцениваешь меня. Моим убийством ты сам  подпишешь  себе
смертный приговор. У моего адвоката Ареспьержа лежит заверенное нотариусом
заявление, в котором Пьер Шевалье и Огюст  Дюбуа  удостоверяют,  что  дали
ложные показания, чтобы обеспечить тебе алиби  на  то  время,  когда  была
убита  твоя  жена.   Если   со   мной   что-нибудь   случится,   Ареспьерж
незамедлительно передаст это заявление полиции.
     Пьязенна  надолго  замолчал.  Большим  пальцем  он  то  открывал,  то
складывал бритву. Клик-клак, клик-клак - звучало в ушах Гранделя.  Наконец
Пьязенна с силой сложил бритву и скрипнул зубами, поняв, что и на этот раз
он проиграл.
     Грандель решил закрепить свою победу, чтобы подобный инцидент никогда
больше не повторился.
     Он тяжело опустился на табуретку и тихо, но сурово сказал:
     - Лучше, если мы забудем то, что сейчас произошло. Повторяю: мы сидим
в одной лодке. Если она перевернется - мы оба утонем,  будем  поддерживать
друг друга - лодку не перевернем и выпутаемся  из  этой  истории.  Условие
одно: как и прежде, я один решаю, что нам надо делать.
     - Думаю, ненадолго. Полиция села нам  на  хвост,  -  сказал  Пьязенна
вновь покорным голосом.
     - Табор рисует овечек на райском лужке. Показания  Эреры,  даже  если
полиция  разыщет  ее,  юридически  не  ценнее   болтовни   пьяной   шлюхи.
Единственную реальную опасность представляет Де Брюн. -  Грандель  говорил
спокойно. К нему вернулась прежняя уверенность.
     - Останетесь здесь? - обеспокоенно спросил Пьязенна.
     - Теперь нет. - Антиквар задумчиво улыбнулся.  -  Закроем  магазин  и
бросим на него прощальный взгляд. Все, что имело реальную ценность, я  уже
обратил в деньги, и поэтому  пожар  поможет  мне  уладить  все  остальное.
Вместо того чтобы рассчитаться со мной,  господин  Де  Брюн  из  страховой
компании "Меркюр-Франс" рассчитается с моим  адвокатом,  наличными  и  без
всякой крови, на законном  основании.  А  теперь  заканчивай  бритье,  нам
нельзя терять время.
     Пьязенна повиновался.
     Сразу после допроса Эреры Пери связался по телефону со своим бюро  на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.