Случайный афоризм
Очень оригинальный человек часто бывает банальным писателем и наоборот. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - То, что вы говорите неправду. Я дважды  допрашивал  Ребьер,  и  оба
раза она упорно настаивала на том, что тот вечер  и  всю  ночь  -  случай,
видимо, исключительный - провела в одиночестве.
     - И что же из этого следует?
     - А то, что вам следует хорошенько подумать, прежде чем  ответить  на
мой вопрос: где вы действительно были в то время, когда Мажене очутился  в
гравийном карьере?
     - Гулял по парку Монсо, так как  у  меня  разболелся  зуб.  -  Ламбер
широко открыл рот. - Вот здесь, в этой дыре, сидел  этот  бездельник,  зуб
мудрости. На следующее утро я вытащил его. Мой зубной врач подтвердит это.
Кроме того,  найдется  не  меньше  дюжины  людей,  которые  припомнят  мою
перекошенную от боли физиономию в парке Монсо. Этого вам достаточно?
     - У нас есть свидетель, - спокойно сказал Пери, - который видел вас в
вечер  убийства  в  окрестностях  Диеза,  то  есть  неподалеку  от   места
преступления. Это некий Кушре, дежурный по железнодорожному переезду.
     - Воистину всякое добро  -  наказуемо!  -  Ламбер  попытался  сделать
беспечный вид. - Если бы я не остановился, когда этот старый хрыч  помахал
мне - ему, видите ли, нужно было срочно съездить за доктором  для  больной
внучки, - то теперь мне не пришлось бы  чесать  в  затылке.  Ну,  а  мотив
преступления?
     - Стоимость картин, которые Мажене  завещал  Ребьер,  составляет  два
миллиона. К тому же вы поскандалили с ним из-за материала о  Гранделе,  Де
Брюне и Авакасове,  который  он  отказался  публиковать.  Более  того,  вы
заподозрили, что он хочет предупредить Авакасова. Не находите,  что  этого
вполне достаточно для мотива преступления?
     - Не нахожу. Но вынужден согласиться, ваши доводы убедили  бы  любого
судью в том, что у меня были все основания  убить  этого  подлеца  Мажене.
Итак, наручники или вам достаточно моего честного слова, что я не сбегу?
     - Ни то, ни другое.
     - Очень любопытно.
     - Так вот. Я не арестую вас. Но я не столь наивен,  чтобы  полагаться
на ваше честное слово.  Вы  будете  ежедневно,  скажем,  в  десять  часов,
звонить мне в бюро и сообщать о себе. Дальше делайте, что  хотите.  Только
не вздумайте бежать. Я сумею вас  найти  и  арестовать  за  преднамеренное
убийство. После этого жить вам останется недолго. А как мне  известно,  вы
любите жизнь, не так ли?
     - В общем, не так. Утвердительно я мог бы ответить на  ваш  вопрос  о
вине или виски, о женщине или бабе, о песнях или джазе.
     Пери оставался серьезным.
     - Вам нравится разыгрывать  из  себя  циника  -  пожалуйста.  Но  мне
приятно знать, что афера с героином возмущает вас так же, как  и  меня.  И
ваше решение  загнать  Де  Брюна  в  ловушку  и  при  случае  опубликовать
разоблачительную статью я могу только приветствовать.
     - И несмотря на это, вы считаете меня убийцей?
     - Можете доказать обратное?
     - И вы позволите мне разгуливать на свободе?
     - Условия вам известны.
     - Ну, а если я протяну вам на прощанье руку, которая, образно говоря,
обагрена кровью добропорядочного Мажене?
     - На вашем месте я не стал бы протягивать мне руку. Я подвезу вас  на
своей машине  до  Парижа,  чтобы  вас  не  задержал  какой-нибудь  патруль
дорожной полиции. Плохо, если вы лишитесь водительских прав.
     - Ладно. Вы правы. И большое спасибо. - Ламбер сел рядом  с  Пери,  и
комиссар тронул машину с места.
     За все время Ламбер не проронил ни слова. Лишь когда они  выехали  на
Национальное шоссе, он коротко бросил:
     - Не забудьте, что я вам  сказал  о  внучке  Авакасова.  Я  думаю:  в
эндшпиле, когда король будет палачом, роль ферзя сыграет королева.
     Пери кивнул.  Он  понял,  что  Ламбер  хотел  сказать  этой  странной
аллегорией.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.