Случайный афоризм
Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1870 году скончался(-лась) Александр Дюма


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

паяца, по-видимому, для своего сынишки или внука.
     Теперь, глядя на дырку в стене, Пери закипал от ярости.
     Его  шеф  Фюшон,  которого  он  терпеть  не  мог  за  пристрастие   к
политическим интригам и полное  незнание  дела,  вызвал  Пери  и  попросил
доложить о ходе расследования несчастного случая с Мажене. Фюшон  держался
с ним подчеркнуто любезно, как несколько дней назад, когда  задним  числом
сообщил ему об освобождении Гранделя.
     - Мне кажется, мой дорогой,  вы  разрабатываете  ложные  версии,  это
тормозит вашу работу, иначе вы продвинулись бы  значительно  дальше,  -  с
умным видом прогнусавил Фюшон. - Во всяком случае, я советую вам  подальше
держаться от предположений, которые могут привести вас к неудачам,  как  в
случае с Гранделем. Вам известно, что на следующий день после  его  ареста
пресса весьма нелестно отозвалась о нас? - И, помолчав,  прибавил:  -  Вам
следует серьезно заняться Ламбером. Держу пари, этот  парень  причастен  к
смерти Мажене больше, чем кто-либо другой.
     Пери стиснул зубы, чтобы не высказать Фюшону все, что о  нем  думает.
Решение раскрыть убийство Мажене еще более окрепло в  нем.  Он  достаточно
долго прослужил в уголовной полиции, поэтому сейчас  понимал:  дело  имело
закулисную сторону, куда заглядывать было опасно. Но он, черт  побери,  не
Фюшон и не собирался делать карьеру его методами.
     Было уже восемь, и большинство кабинетов на набережной  Орфевр  давно
опустело, лишь в нескольких окнах еще горел свет, но  Пери  по-прежнему  в
раздумье разглядывал стену. В ожидании сведений о Гранделе  из  Интерпола,
он перебрал в уме множество  вариантов,  наконец  около  девяти  поступило
сообщение. Пери  ждало  разочарование.  Интерполу  также  ничего  не  было
известно о Гранделе.
     И материал, собранный Ситерном о Пьязенне и Веркруизе,  не  продвинул
дела. Веркруиз, заключавший мелкие комиссионные сделки на антиквариат,  не
имел столкновений с полицией. Список судимостей Пьязенны был  длинным,  он
неоднократно сидел за кражи со взломом, однако с  момента  убийства  жены,
которое так и осталось нераскрытым, Пьязенна не был  замечен  в  нарушении
закона.
     Больше всего Ситерн разузнал о Ламбере. Он  был  внебрачным  ребенком
священника, изучал право, затем начал работать судебным репортером в одной
из парижских газет. Но вскоре он поссорился  со  своим  начальством  и  по
договору с другой газетой переселился в Соединенные Штаты.  В  Чикаго  ему
удалось проникнуть в преступный мир, и его  репортажи  тех  лет  о  связях
политиков и бизнесменов с мафиози вызывали  сенсацию.  По  возвращении  на
родину  Ламбера  приняли  на  должность  ведущего  репортера   "Всемирного
обозрения", которое выпускал Мажене. Однако между ними произошла серьезная
стычка из-за статьи, которую Мажене отказался публиковать. Другой причиной
их раздора была приятельница Мажене, ставшая любовницей Ламбера.
     - Ты проверил, где он  находился  вечером  одиннадцатого  октября?  -
спросил инспектора Пери.
     - По его словам, у любовницы своего шефа, чтобы помочь  ей  скоротать
долгие, томительные часы в ожидании любовника. Он,  разумеется,  выражался
намного крепче и циничнее. - Ситерн прискорбно покачал головой: - Так  или
иначе,  сказанное  им  невозможно  проверить.  Если  любвеобильная   особа
откажется от своих прежних показаний, у нас нет  оснований  для  обвинения
Ламбера.
     - Я еще раз допрошу эту девицу, - решил Пери.
     Ситерн сморщился, будто от зубной боли.
     - У меня такое впечатление, что и Ламбер идет по  следу,  на  который
напали мы.
     - Одно не исключает другого, - изрек Пери. -  Наоборот.  Предположим,
Ламбер,  несомненно  пронырливый  парень,  узнает  о   каких-то   делишках
Гранделя, дает материал Мажене, а тот боится его публиковать. Он,  хоть  и
любит  затрагивать  в  своем  "Всемирном  обозрении"  пикантные  темы,  не
допускает на его страницы ничего,  что  грозило  бы  серьезным  скандалом.
Мажене говорит: "Вы сошли с ума, Ламбер", - сам же тайно информирует  тех,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.