Случайный афоризм
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1895 году родился(-лась) Сергей Александрович Есенин

В 1832 году скончался(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

трактира и попросил влить ему в рот полбутылки коньяка.
     - Кто это вас так отделал? - запинаясь спросил трактирщик.
     Ламбер, криво ухмыляясь распухшими губами, доверительно прошептал:
     - Мэр застал меня у своей жены!
     Шутка Ламбера попала в цель, так как мэр около года назад женился  на
дочери владельца гаража в Диезе, чей жизнерадостный характер и легкомыслие
не давали мэру покоя.
     Трактирщик понимающе  кивнул,  предвкушая,  как  вечером  преподнесет
завсегдатаям  трактира  историю  Ламбера,   сопроводив   ее   собственными
комментариями.



                                    11

     После неудачи в Верде Де Брюн решил лично заняться этим делом. Но ему
необходимо было заручиться согласием Авакасова.
     Авакасов относился к тем  немногим  людям,  перед  которыми  Де  Брюн
испытывал животный  страх.  Он  знал,  что  власть  этого  человека  почти
безгранична и того, кто серьезно раздражал его, он уничтожал. Хотя  старик
и жил затворником в древнем монастыре, который купил  в  родной  греческой
деревушке, перевез во Францию  и  восстановил  в  Жанвиле,  в  делах  и  в
отношении к людям он был отнюдь не сентиментальным, как и  в  те  времена,
когда  поставками  оружия  во  Францию  и  одновременно   ее   противнику,
кайзеровской  Германии,  заложил  краеугольный  камень  своего   огромного
состояния.
     Его отношение к Де Брюну  было  двойственным.  Он  уважал  его  ум  и
профессионализм, но кричал и даже плевал в него,  приходя  в  ярость,  как
неделю назад, когда Де Брюн выиграл у него подряд три партии в шашки.
     Де Брюн хорошо изучил и другие особенности  поведения  старца.  Когда
Авакасов приглашал его к себе, уже по свету в окнах он определял, какое  у
того настроение. Если Авакасов сидел при свечах в келье, увешанной старыми
иконами, то он пребывал в созерцательном или  подавленном  расположении  и
следовало ожидать длинных монологов о ничтожестве человеческого  существа,
о бренности всего сущего, о спасении жизни и о смерти.
     Яркий свет в большом зале был особенно опасным признаком. Значит,  на
Авакасова накатил очередной приступ мании преследования и  в  каждом  углу
ему мерещился убийца.
     Самым благоприятным был момент, когда он сидел в рабочем кабинете  за
огромным письменным столом  и  сверял  длиннющие  колонки  цифр  различных
инвестиций и акций. В  эти  минуты  на  него  снисходили  человеколюбие  и
филантропия, и он мог без долгих  размышлений  подписать  чек  на  миллион
долларов, например, для строительства христианского центра в Швейцарии.
     Зная вздорный  нрав  Авакасова,  год  назад  Де  Брюн  воспользовался
случаем, когда старец сидел в келье при свете лампадок,  и  предложил  ему
сделку, которую до того долго обдумывал.
     Желчный, преисполненный ненависти  к  людям,  престарелый  миллиардер
поначалу не обращал на Де Брюна никакого внимания.
     - Уничтожить, огнем и мечом  истребить  весь  этот  сброд,  -  хрипло
произнес он вдруг, - единственное,  что  в  этом  мире  еще  имеет  смысл!
Единственное!
     Де Брюн,  рискуя  потерять  все,  чего  достиг  благодаря  Авакасову,
решился заговорить. Отчетливо произнося каждое слово, он сказал:
     - Огонь? Меч? В наше время с их помощью немногого можно добиться.  Но
есть одно по-настоящему действенное средство, позволяющее извести тех, кто
не достоин жизни.
     - Какое средство?
     - И оно может принести больше тысячи  процентов  прибыли!  -  как  бы
невзначай прибавил Де Брюн.
     Старец насторожился.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.