Случайный афоризм
Задержаться в литературе удается немногим, но остаться - почти никому. Корней Иванович Чуковский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А вы еще ведете с ним какие-нибудь дела?
     - Угу. - Старик отодвинул тарелку. - Не захватите ли вы  кое-что  для
Гранделя, несколько фарфоровых и серебряных вещиц?
     - Не могу, - нерешительно ответил Табор. - Я рассорился с ним...
     Маркиз задумался. Накануне Грандель  звонил  ему,  но  ни  словом  не
обмолвился о ссоре с Табором. Старик  заметил,  что  его  гость  вел  себя
нервно, будто опасался чего-то.
     - Нельзя так нельзя. - Веркруиз не выказал особого сожаления.
     Однако, несмотря на поздний час, решил позвонить Гранделю  и  узнать,
что у  него  произошло  с  художником.  Сославшись  на  усталость,  маркиз
попрощался с гостем.
     Слуга  проводил  художника  в  затхлую,  уставленную  старыми  вещами
комнату. Табор прислушался к шорохам в доме, стащил  с  кровати  матрац  и
положил его прямо под окном. Дверь  оказалась  без  задвижки,  поэтому  он
подставил под ручку стул.
     Когда Грандель прибыл в Верде, заржавленные  ворота  парка  были  еще
открыты. После телефонного звонка маркиза он  некоторое  время  колебался,
следует ли ехать туда самому, но Де Брюн приказал ему поговорить с Табором
и выяснить, что художнику известно о деле, кто ему рассказал обо всем.
     Грандель не  сомневался,  что  своим  освобождением  из  следственной
тюрьмы  обязан  Де  Брюну  и  пока  он  находится   под   покровительством
всесильного шефа "Меркюр-Франс", ему нечего бояться полиции. Тем не  менее
он серьезно подумывал все бросить  и  бежать.  Игра,  которую  он  затеял,
становилась слишком опасной. Но от Де Брюна уже пришла машина.
     Вначале они поехали в направлении Сетура - водитель хотел  убедиться,
что за ними нет полицейского хвоста. Это была  излишняя  предосторожность,
поскольку Пери еще ничего не знал об освобождении антиквара.
     Веркруиз сидел с рюмкой коньяка у зажженного камина.
     - Присаживайтесь к огню, дорогой Грандель, - вкрадчиво произнес он, -
выпейте глоточек, потом обсудим дела.
     - Это не к спеху.
     - Я тут обнаружил для вас несколько прекрасных,  просто  изумительных
вещиц: старинное серебро и фарфор, они доставят вам огромную радость.
     Грандель пригубил коньяк и ничего не сказал.
     Напольные часы в углу хрипло пробили шесть раз.
     - ...она была воплощением  красоты,  весь  мир  лежал  у  ее  ног,  -
рассказывал старый подагрик, потягивая коньяк.
     Но антиквар не слышал его, хотя изображал внимание. Он  думал  о  тех
двоих  на  бензоколонке,  с  которыми  водитель  машины   Де   Брюн   тихо
перебросился парой слов. Не они ли должны убрать этого простофилю?
     - Да, такой человек, как вы,  маркиз,  несомненно  многое  повидал  в
жизни, в этом я никогда не  сомневался,  -  услышал  Грандель  собственный
голос. Про себя же подумал:  "Слюнявая  развалина,  пугало  огородное!"  И
затем сказал вслух: - Дайте знать Табору. Я хотел бы поговорить с  ним,  а
то уже поздно.
     Несмотря на охвативший его страх, художник вошел в залу  с  напускным
спокойствием и повел себя нарочито самоуверенно.
     Грандель, словно хозяин, прервал его кичливую болтовню и повелительно
указал пальцем на стул.
     - Вы прислали мне картину. -  Антиквар  достал  из  кожаного  футляра
свернутый в трубку холст и развернул его. - Работа далека от совершенства,
но вы хорошо потрудились. В виде исключения я возьму ее. Сколько вы за нее
хотите?
     - Цена вам известна. Сто тысяч!
     Грандель молча достал из бумажника пять банкнот.
     - Прекрасно, даю вам сто франков, и, заметьте, я плачу слишком щедро.
Но запомните - это последний случай, когда я что-нибудь покупаю у вас.
     - Вы издеваетесь? - прохрипел Табор.
     - Сто франков в наши  дни  большие,  очень  большие  деньги,  молодой
человек, - прошамкал маркиз.  -  На  вашем  месте  я  бы  подумал,  хорошо

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.