Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

неприятностей. Надо было как можно скорее выпроводить  ее  и  сделать  это
прежде, чем Пьязенна, возвратившись из Тулузы, позвонит у двери.
     Он схватил девочку за плечо  и  с  силой  потряс.  Во  сне  она  тихо
застонала,  затем  открыла  глаза  и  огляделась.  Она  была  в   роскошно
обставленной спальне со множеством зеркал. Свежие розы в вазе на туалетном
столике выглядели будто недавно срезанные. Только  лежавший  рядом  с  ней
мужчина казался не очень привлекательным.  Громадный,  оплывший  жиром,  с
болезненно-бледным,  отечным  лицом.  Он  смотрел   на   нее   холодно   и
презрительно.
     - Живо одевайся, ко мне должны прийти.
     Девочка бросила взгляд через полуоткрытую дверь в ванную. В ней также
все сверкало  чистотой:  черно-белый  кафель,  огромная  ванна,  никель  и
серебро кранов, зеленые, красные и фиолетовые флаконы на трельяже...
     -  Нельзя  ли  мне...  пожалуйста...  я  быстренько,  -  нерешительно
попросила она, показывая на ванную.
     - Я же сказал - одевайся, - повторил он равнодушно-спокойно, однако в
его  голосе  прозвучало  нечто,  заставившее  ее  мгновенно  выскочить  из
постели.
     Девочка была худощава,  но  сложена  недурно.  Грандель  почувствовал
желание.
     - Вернись, - приказал он.
     Позднее, удовлетворенно хихикнув, достал бумажник  и  вынул  из  него
двадцатифранковую банкноту.
     - Хватило бы десятки,  -  самодовольно  проговорил  он,  -  но  я  не
мелочный. Ну, а теперь исчезни, да поскорее.
     Когда Пьязенна около десяти позвонил в  дверь,  Грандель  уже  принял
ванну и, облачившись в  шелковый  халат,  за  чашечкой  кофе  просматривал
газету. Он еще не брился, это входило  в  обязанности  Пьязенны.  Грандель
знал, с каким удовольствием бывший жокей перерезал бы  ему  горло,  и  это
своеобразное искушение доставляло ему огромное наслаждение.
     Грандель происходил из состоятельной семьи, изучал в  Париже  историю
искусств.  Поскольку  он  уразумел,  к  кому  входить  в   доверие,   чьей
благосклонности добиваться, ему не составило  труда  снискать  уважение  и
успех в высшем свете. Мажене был не единственный, кто  охотно  принимал  у
себя всегда любезного, улыбавшегося антиквара.  Казалось,  Гранделю  можно
было доверить любой интимный секрет, как духовнику; более того, он умел не
только молчаливо слушать, но и ненавязчиво подать совет.  Он  знал  Париж,
знал, где можно предаться тому или иному пороку, один  телефонный  звонок,
несколько слов, сказанных благожелательным, но требовательным тоном, и все
улажено.
     В противоположность своему господину Пьязенна вырос сиротой на  одной
из  грязных,  узких  улочек  близ  площади  Пигаль.  Тринадцати  лет,   не
проучившись  в  школе  ни   одного   дня,   он   попал   в   колонию   для
несовершеннолетних. Маленький, как гном, необычайно гибкий  и  ловкий,  он
был обучен позднее в банде  воров-домушников  лазать  по  фасадам  зданий.
Затем один владелец конюшен  скаковых  лошадей  задумал  сделать  из  него
жокея. Пьязенна оправдал его надежды. Он прекрасно сработался с лошадьми и
вскоре стал на ипподроме фаворитом. К нему пришли слава, деньги,  успех  у
женщин, и впервые в своей жизни он, пария, почувствовал  себя  счастливым.
Женился он по взаимной любви на молоденькой, легкомысленной официантке  из
кафе на Монмартре, которая была ростом на голову выше его. У них  родилась
дочь,  и  они  мечтали  приобрести  ресторанчик.  Тут  появился  Грандель.
Стараниями  антиквара  Жозефина   стала   любовницей   богатого   мыльного
фабриканта или нет, для Пьязенны осталось тайной. Так или иначе,  но  жена
бросила его, и он,  в  припадке  ревности,  задушил  ее  своими  длинными,
сильными руками. Грандель спас жокея, обеспечив ему алиби. Он  позаботился
и о том, чтобы его дочурка, которая из-за частых болезней  развивалась  не
совсем нормально, была помещена в частную клинику. Так  Пьязенна  попал  в
полную зависимость к Гранделю и вынужден был служить у него и продавцом, и
шофером, и лакеем.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.