Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Почему бы и нет? Табор шантажирует вас,  вы  хотите  избавиться  от
него, а проще всего это сделать с моей помощью.
     - Клянусь Господом...
     Не делайте этого, мой дорогой, прежде чем твердо  не  убедитесь,  что
говорите правду. - Де Брюн весело улыбнулся. - Вы же верующий человек и не
должны забывать о том, что к аду, который вам  могут  устроить  на  земле,
прибавится еще ад, ожидающий вас в потустороннем мире.  -  Затем  Де  Брюн
серьезно сказал: - Хорошо, если этот Табор еще  раз  побеспокоит  вас,  мы
разыщем его. Дело с Пери мы также уладим.  Только  одно  не  забудьте:  мы
защищаем интересы наших клиентов и заботимся об их личной  безопасности  и
безопасности их фирм, но и от наших клиентов мы ожидаем выполнения  взятых
на себя обязательств. Если мы заметим, что кто-то нарушает  условия  этого
договора, нам не останется ничего другого, как заказать венок  с  траурной
лентой  и  заверить,   что   "Меркюр-Франс"   навсегда   сохранит   теплые
воспоминания об усопшем.
     Грандель прекрасно понимал, что  скрывалось  под  тонкой  иронией  Де
Брюна. Если уж тот решил, что кому-то пришла пора переселиться в мир иной,
этот человек был уже покойником,  даже  если  еще  беззаботно  наслаждался
жизнью, сочным куском жаркого или бутылкой божоле.



                                    7

     Одной из слабостей Пери было купание в ванне. Он мог часами лежать  в
горячей воде, слушая радио, читая книгу или  просто  напевая  песенку.  Из
этого благодушного состояния его выводило лишь одно - когда его пятилетний
сын начинал проситься в туалет. Тогда, подавляя смех, Пери  кричал  сквозь
закрытую дверь:
     - Можешь делать в штаны, разрешаю!
     Малыш с ревом бросался к матери, жалуясь, что ему нужно в  туалет,  а
папа его не пускает. Тогда Симона,  громко  вздыхая  и  добродушно  ворча,
подходила с плачущим просителем к двери и вступала  в  мирные  переговоры.
Лишь  двухгодовалой  малышке  Жозетте  разрешалось  беспокоить  отца.   Ей
дозволялось тереть мочалкой волосатую ногу прославленного комиссара,  даже
лить ему на голову холодную воду, которую проказница тайком  приносила  из
кухни.
     Сегодня она проделала этот номер несколько раз. Пронзительно визжа от
восторга, она бросила в ванну газету, которую Пери намеревался прочесть, и
радостно воскликнула:
     - Теперь она совсем мокрая!
     Пери улыбнулся. Тем более нынче ему было не до чтения газеты.  Молчал
и транзисторный приемник, висевший на фарфоровом крючке. Привычный порядок
был нарушен. Обычно в это время дети уже спали;  не  позднее  восьми  Пери
выходил из ванной, чтобы поужинать с Симоной. По субботам она  ставила  на
стол бутылку охлажденного  шателе  и  принаряжалась.  Слегка  подкрашивала
глаза и губы, надевала одно из трех выходных платьев и  туфли  на  высоких
каблуках.
     Сейчас она сидела в кресле у стола и задумчиво смотрела на фотографию
"обезглавленной Моны Лизы", как окрестил эту странную женщину на  портрете
фотограф криминалистической лаборатории. Второй снимок висел прикрепленный
к  бельевой  веревке,  протянутой  поперек  ванной.   Пери,   испытывавший
удовольствие только от нестерпимо горячей ванны, даже не заметил, что вода
остыла и его слегка знобит от холода.
     Что же не сходилось  в  этой  картине,  было  в  ней  неестественным,
абсурдным?
     - Ты не можешь понять что? - спросил Симону Пери через открытую дверь
ванной.
     Когда-то  она  была  его  секретаршей,  молоденькой,   прелестной   и
смышленой девушкой. После их свадьбы многие скептики предрекали, что из их

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.