Случайный афоризм
Нигде так сильно не ощущаешь тщетность людских надежд, как в публичной библиотеке. (Сэмюэл Джонсон)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1681 году скончался(-лась) Педро Кальдерон


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                Стивен КИНГ

                                   ТРУП




                                    1

     Наверное, в жизни каждого из нас есть что-то такое, что для нас имеет
первостепенное значение,  о  чем  просто  необходимо  поведать  миру,  вот
только, пытаясь сделать это, мы сталкиваемся с  неожиданным  препятствием:
то, что нам кажется важнее всего на свете, немедленно теряет свой  высокий
смысл и, облеченное в форму слов, становится каким-то  мелким,  будничным.
Но дело ведь не только в этом, правда? Хуже  всего  то,  что  мы  окружены
глухой стеной непонимания, точнее, нежелания понять. Приоткрывая  потайные
уголки своей души, мы рискуем стать объектом всеобщих насмешек и, как  уже
не  раз  бывало,  наше  откровение  будет  гласом  вопиющего  в   пустыне.
Понимание, желание понять - вот в чем нуждается рассказчик.
     Мне только что исполнилось двенадцать, когда впервые в жизни я увидал
покойника. Это было давно, а 1960 году, хоть иногда мне кажется, что с тех
пор прошло совсем немного времени, особенно когда я  вижу  по  ночам,  как
крупный град бьет прямо по его открытым, безжизненным глазам.



                                    2

     Возле громадного старого вяза, нависавшего над пустырем в  Касл-роке,
мы оборудовали что-то вроде ребячьего клуба. Теперь ни  пустыри,  ни  вяза
уже нет - там обосновалась транспортная  фирма.  Что  поделаешь,  железная
поступь прогресса... У  клуба  не  было  названия,  а  располагался  он  в
сооруженной нами же хибарке, где мы - пять  или  шесть  местных  парней  -
собирались перекинуться в картишки. Вокруг нас ошивалась мелюзга. Время от
времени - когда требовалось побольше игроков - мы дозволяли кому-нибудь из
малышей присоединиться к нам. Играли мы,  как  правило,  в  "блекджек",  а
ставки редко доходили до пяти центов. И тем не менее, выигрыши  достигали,
по нашим понятиям, солидных сумм, в особенности если пойти ва-банк, но это
мог себе позволить один лишь сумасшедший Тедди.
     Стены нашей хижины мы сделали из старых досок,  собранных  на  свалке
строительной фирмы Макки, на Карбайн-роуд, а многочисленные щели  заткнули
туалетной бумагой. Крыша была из целого, хоть и проржавевшего листа жести,
который мы сперли на другой свалке. Отлично помню,  как  мы  волокли  этот
лист, трясясь  от  страха:  у  сторожа  свалки  была  собака  -  настоящее
чудовище,  которое,  по  слухам,  пожирало  детей.  Там  же  мы  добыли  и
металлическую сетку от мух, служившую нам дверью.  Мух-то  она  внутрь  не
пропускала, но и свет тоже - такая была ржавая, - поэтому в хибаре  всегда
царил полумрак.
     Помимо картишек мы в нашем "клубе" тайком покуривали и  рассматривали
картинки с девочками. У нас там было с  полдюжины  служивших  пепельницами
жестянок с рекламой "Кэмела", два или три  десятка  потрепанных  карточных
колод  (их  Тедди  свистнул  у  своего  дядюшки,  хозяина   писчебумажного
магазина, когда же дядюшка  однажды  поинтересовался,  какими  картами  мы
пользуемся, Тедди ответил, что наша любимая игра -  морской  бой  и  ни  о
каких картах мы и слыхом не слыхивали), набор  пластмассовых  жетонов  для
покера, а также весьма древняя подшивка журнала "Мастер Детектив", который
мы иногда перелистывали, когда заняться больше было нечем.  Под  полом  мы
вырыли потайной погреб, куда и прятали все  эти  сокровища  в  тех  редких
случаях,  когда  одному  из  наших  "предков"  вдруг  приходило  в  голову

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.