Случайный афоризм
В поэтическом произведении предпочтительнее вероятное невозможное, чем невероятное, хотя и возможное.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

он!
   (БОЖЕ, БОЖЕНЬКА...  СПАСИ МЕНЯ ОТ НЕГО... МАМОЧКА, СПАСИ-ИИ-И МЕНЯ ОТ
НЕГО...)
   Джонни вскрикнул  и рухнул рядом со скамейкой,  прижимая ладони к ще-
кам.  Перепуганный насмерть Баннерман присел возле него на корточки. Ре-
портеры за ограждением зашумели, задвигались.
   - Джонни! Довольно! Слышите, Джонни...
   - Хитрый,  - пробормотал Джонни. Он поднял на Баннермане глаза, в ко-
торых читались боль и страх.  Мысленно он еще видел эту черную фигуру  с
блестящими глазами-монетами, вырастающую из снежной круговерти. Он чувс-
твовал тупую боль в паху от прищепки, которой мать мучила убийцу в детс-
тве. Нет, тогда он еще не был ни убийцей, ни животным, не был ни соплей,
ни кучей дерьма, как однажды обозвал его Баннерман, он был просто обезу-
мевшим от страха мальчишкой с прищепкой на... на...
   - Помогите мне встать, - пробормотал Джонни.
   Баннерман помог ему подняться.
   - Теперь эстрада, - сказал Джонни.
   - Не стоит. Нам лучше вернуться.
   Джонни высвободился из его руки и как слепой  двинулся,  пошатываясь,
по  направлению  к эстраде - она огромной круглой тенью маячила впереди,
как склеп. Баннерман догнал Джонни.
   - Кто он? Вы знаете кто?
   - Под ногтями у жертв не обнаружено кожной ткани,  потому что на  нем
был плащ,  - сказал Джонни,  с трудом переводя дыхание. - Плащ с капюшо-
ном.  Скользкий прорезиненный плащ. Посмотрите донесения. Посмотрите до-
несения, и вы увидите. В те дни шел дождь или снег. Да, они царапали его
ногтями. И сопротивлялись. Еще как. Но пальцы у них соскальзывали.
   - Кто он, Джонни? Кто?
   - Не знаю. Но узнаю.
   Он споткнулся о ступеньку лестницы,  которая вела на эстраду, потерял
равновесие и наверняка упал бы,  не подхвати его Баннерман под руки. Они
стояли на помосте. Благодаря конической крыше снега здесь почти не было,
только слегка припорошило.  Баннерман посветил фонариком, а Джонни опус-
тился на четвереньки и медленно пополз вперед.  Руки  у  него  сделались
багровыми. Они казались Баннерману похожими на сырое мясо.
   Внезапно Джонни остановился и замер, точно собака, взявшая след.
   - Здесь, - пробормотал он. - Он сделал это здесь.
   И  вдруг  нахлынуло:  лица,  ощущения,  фактура  вещей.   Нарастающее
возбуждение,  вдвойне   острое  оттого,   что  могут   увидеть.  Девочка
извивается,  пытается  кричать.  Он  закрывает  ей рот рукой в перчатке.
Чудовищное возбуждение. ГДЕ ВАМ  ПОЙМАТЬ МЕНЯ - Я  ЧЕЛОВЕК-НЕВИДИМКА. НУ
КАК, МАМОЧКА, ЭТА ГРЯЗЬ СОЙДЕТ ДЛЯ ТЕБЯ?
   (Треск разрываемой одежды.  Что-то теплое,  мокрое.  Кровь?  Семенная
жидкость? Моча?)
   Джонни дрожал всем телом.  Волосы закрыли глаза.  ЕГО ЛИЦО. СВЕДЕННОЕ
СУДОРОГОЙ  ЛИЦО,  В ОБРАМЛЕНИИ КАПЮШОНА...  ЕГО (МОИ) РУКИ СОЕДИНЯЮТСЯ В
МОМЕНТ ОРГАЗМА НА ШЕЕ ЖЕРТВЫ И СЖИМАЮТ... СЖИМАЮТ... СЖИМАЮТ...
   Видение стало ослабевать,  и сила ушла из рук. Он упал ничком и расп-
ростерся на сцене, сотрясаясь от рыданий. Баннерман тронул его за плечо,
Джонни вскрикнул и рванулся в сторону с перекошенным от страха лицом. Но
мало-помалу напряжение спадало. Он ткнулся головой в низкую балюстраду и
закрыл глаза.  По телу пробегали судороги,  как это бывает у гончих.  На
пальто и брюки налип снег.
   - Я знаю, кто это сделал, - сказал он.

   Через пятнадцать минут Джонни сидел в кабинете Баннермана, раздевшись
до белья и вплотную придвинувшись к портативному  обогревателю.  Он  был
по-прежнему весь какой-то озябший и жалкий, но дрожь прекратилась.
   - Может, все-таки выпьете кофе?
   Джонни покачал головой.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.