Случайный афоризм
Задержаться в литературе удается немногим, но остаться - почти никому. Корней Иванович Чуковский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

какие-то ее звонкие обрывки.  Эту песенку пели в воскресной школе в ран-
нем детстве:  "Огонек в моей груди... ты свети, всегда свети... огонек в
моей груди... ты свети, всегда свети... ты свети, свети, свети..."
   Он поднял трубку и набрал служебный номер Вейзака.  Сейчас, после пя-
ти, это почти безопасно. Вейзак уже ушел с работы, а свой домашний номер
знаменитые неврологи в справочники не дают. После шести или семи длинных
гудков Джонни собирался уже положить трубку, но тут Сэм ответил:
   - Да? Алло?
   - Сэм?
   - Джон Смит?  - В голосе Сэма, несомненно, звучало удовольствие, но в
то же время и какое-то беспокойство.
   - Да, это я.
   - Как вам нравится эта погодка?  - спросил Вейзак,  пожалуй, чересчур
уж бодро. - У вас идет снег?
   - Да.
   - Здесь он начался всего час назад. Говорят... Джон? Вы звоните из-за
шерифа? Вы расстроены?
   - Да, я разговаривал с шерифом, - сказал Джонни, - и хочу знать, что,
собственно произошло.  Почему вы дали ему мой телефон? Почему не обрати-
лись ко мне и не сказали,  что вам нужно...  почему вообще не  связались
сначала со мной и не спросили моего согласия?
   Вейзак вздохнул.
   - Джонни, я бы мог вам соврать, но не буду. Я не обратился к вам, по-
тому что боялся,  что вы откажетесь. И не позвонил вам после разговора с
шерифом, потому что он поднял меня на смех. Если человек смеется над мо-
им предложением, я заключаю, что оно отвергнуто.
   Джонни потер свободной рукой висок и закрыл глаза.
   - Но почему, Сэм? Вы же знаете, как я к этому отношусь. Вы сами гово-
рили, чтобы я не высовывался, пока не утихнут слухи. Это ваши слова.
   - Все  дело  в  газетной заметке,  - признался Сэм.  - Я сказал себе:
Джонни живет в тех краях. И еще я сказал себе: пять убитых женщин. Пять.
- Вейзак был явно смущен, он говорил медленно, с остановками. И от этого
Джонни стало не по себе.  Он уже жалел, что позвонил ему. - Две девочки.
Молодая мать. Учительница младших классов, любившая Браунинга. Предельно
банальная история, правда? Настолько банальная, что из нее, пожалуй, да-
же нельзя состряпать фильма или передачи для телевидения. И тем не менее
все правда. Особенно мне жаль учительницу. Засунули в трубу, как мешок с
отходами...
   - Ваши фантазии по этому поводу и угрызения совести меня не интересу-
ют. Вы не имеете права, черт возьми... - прохрипел Джонни.
   - Вероятно, нет.
   - Никаких "вероятно"!
   - Джонни, как вы себя чувствуете? У вас такой голос...
   - Хорошо! - выкрикнул Джон.
   - Судя по голосу, не очень.
   - У меня жутко болит голова,  что тут удивительного. Ради Христа, ос-
тавьте меня в покое.  Когда я сказал вам о матери,  вы ведь не позвонили
ей. Вы сказали...
   - Я сказал,  что кое-что лучше потерять,  чем найти. Но это не всегда
так,  Джонни. У преступника, кто бы он ни был, чудовищно изломанная пси-
хика. Он способен покончить с собой. Вероятно, когда убийства на два го-
да  прекратились,  полиция  так и решила.  Но у маниакально-депрессивных
личностей иногда бывают длительные  периоды  затишья  -  так  называемое
"плато нормальности", - после чего снова возобновляются перепады настро-
ений.  Он мог покончить с собой после убийства учительницы в прошлом ме-
сяце.  Но если он жив,  что тогда? Он может убить еще женщину. Или двух.
Или четырех. Или...
   - Хватит.
   - Почему шериф Баннерман вам позвонил?  - спросил Сэм Вейзак.  -  Что
заставило его изменить решение?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.