Случайный афоризм
Писатель, конечно, должен зарабатывать, чтобы иметь возможность существовать и писать, но он ни в коем случае не должен существовать и писать для того, чтобы зарабатывать. Карл Маркс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

конгресса сидит Гаррисон Фишер.  Он - республиканец,  человек уважаемый,
и, по-моему, его не сдвинуть.
   - Сдвинуть можно любого, - сказал Грег.
   - Гаррисон свой в доску,  - ответил Гендрон.  - Спросите  Харви.  Они
вместе ходили в школу. Еще небось году в тысяча восьмисотом.
   Грег пропустил мимо ушей эту тонкую остроту.
   - Я  назову себя Сохатым или еще как-нибудь...  и все решат,  будто я
шут гороховый... а кончится тем, что под смех избирателей третьего окру-
га я въеду в Вашингтон.
   - Грег, вы сумасшедший.
   Улыбка Грега исчезла,  словно ее и не было. Лицо его исказилось. Зас-
тыло,  он вытаращил глаза.  Такие бывают у лошади, когда она почует, что
ей дали тухлую воду.
   - Не  вздумайте  повторить что-либо подобное,  Цыпа.  Не дай вам бог.
   Банкиру стало совсем худо.
   - Грег, извините. Я просто...
   - Так вот, не вздумайте повторить что-либо подобное, если не хотите в
один прекрасный день столкнуться нос к носу с Санни Эллиманом возле сво-
его вонючего "империала". Гендрон беззвучно шевелил губами.
   Грег снова улыбнулся, точно солнце внезапно пробилось сквозь обложные
тучи.
   - Ну ладно. Не будем ссориться, раз мы собираемся работать вместе.
   - Грег...
   - Вы  мне  нужны,  потому  что знаете каждого бизнесмена в этой части
Нью-Гэмпшира. Как только все закрутится, нам понадобятся большие деньги,
так что придется,  я думаю,  покачать насос. Пора уже мне развернуться в
масштабе всего штата,  а не только Риджуэя.  Полагаю,  пятидесяти  тысяч
долларов хватит, чтобы удобрить местную почву.
   Банкира, работавшего  во время последних четырех избирательных кампа-
ний на Гаррисона Фишера,  так потрясла политическая наивность Грега, что
поначалу он даже не знал, как продолжить разговор. Наконец он сказал:
   - Грег,  бизнесмены дают деньги на кампанию не по доброте душевной, а
потому,  что победитель должен им чем-то отплатить.  Если кандидаты идут
голова к голове,  деловые люди дадут деньги тому, кто имеет шансы на вы-
игрыш,  а проигравшего можно потом списать по графе неизбежных расходов.
Главное - иметь шансы на выигрыш. Так вот, Фишер...
   - Фаворит,  - подсказал Грег. Из заднего кармана брюк он вытащил кон-
верт. - Вот, взгляните.
   Гендрон недоверчиво посмотрел на конверт,  затем на Грега, Грег обод-
ряюще кивнул. Банкир открыл конверт, у него перехватило дыхание, в обши-
том сосновыми панелями кабинете надолго воцарилось молчание.  Оно не на-
рушалось  ничем,  если  не считать легкого жужжания электронных часов на
столе банкира да шипения спички,  которую Грег поднес к сигаре.  Со стен
кабинета  смотрели литографии Фредерика Ремингтона.  В прозрачном кубике
светились семейные снимки. А на стол легло фото банкира: его голова уто-
нула в ляжках молодой черноволосой женщины - впрочем, возможно, и рыжей,
поскольку по черно-белым, отпечатанным на мелкозернистой глянцевой бума-
ге  снимкам  нельзя было судить о цвете волос.  Но разглядеть ее лицо не
составляло труда.  Кое-кто в Риджуэе сразу сказал бы,  что это вовсе  не
жена банкира,  а официантка из придорожного кафе Бобби Стрэнга, располо-
женного в одном из близлежащих городков.
   Снимки банкира,  зарывшегося головой в прекрасные  формы  официантки,
особой опасности не представляли:  ее лицо было отчетливо видно, а его -
нет.  Но на других даже бабушка банкира узнала бы своего внука.  На этих
фото  были  изображены Гендрон и официантка,  осваивавшие целый комплекс
сексуальных забав,  - вряд ли там были представлены  все  позиции  "Кама
сутры", но некоторые из них наверняка не включались в главу "Сексуальные
отношения" из пособия по гигиене для риджуэйской средней школы.
   Гендрон поднял глаза,  лицо его покрылось испариной,  руки  тряслись.
Сердце стучало бешено. Банкир испугался, что оно сейчас разорвется.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.