Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Не смей так со мной разговаривать!  - завизжал Дис,  как торговка в
рыбном ряду.  - Совсем рехнулся! Забудь! Забудь обо всем, что я тебе го-
ворил,  олух,  неотесанный болван!  Тебе давали такой шанс! И не вздумай
потом приползти...
   - Ты говоришь, словно из-под подушки, - сказал Джонни, вставая. Заод-
но он поднял и Диса.  Рубашка у того вылезла из новых джинсов,  под  ней
оказалась сетчатая майка. Джонни начал размеренно трясти Диса. Тот забыл
о своем гневе и заорал благим матом.
   Джонни подтащил его к ступенькам веранды,  поднял ногу и со всей силы
припечатал сзади новенькие "ливайсы". Дис, не переставая орать, пересчи-
тал ступеньки. Он упал на землю и растянулся во весь рост. Потом он под-
нялся, встал и повернулся к Джонни, его аккуратненькая одежда была в пы-
ли.  Теперь у нее вид более натуральный,  подумал Джонни, но вряд ли Дис
это оценит.
   - Надо бы напустить на тебя полицейских, - прохрипел Дис.
   - Я, может, так и сделаю.
   - Как хочешь,  - сказал Джонни.  - Только здешняя полиция не очень-то
церемонится с теми, кто сует свой нос туда, куда их не просят.
   На дергающемся лице Диса отразилось все сразу:  страх, ярость и изум-
ление.
   - Если сунешься к нам, уповай на бога, - сказал он.
   Голова у Джонни раскалывалась, но он старался говорить спокойно.
   - Вот и хорошо, - ответил он. - Золотые слова.
   - Ты еще пожалеешь,  вот увидишь.  Три миллиона читателей. А это тоже
кое-что значит. Когда мы разделаемся с тобой, никто уже тебе не поверит,
даже если ты предскажешь весну в апреле.  Не поверят, даже если ты подт-
вердишь,  что  очередной чемпионат мира начнется в октябре.  Не поверит,
даже если... если... - Дис захлебнулся от ярости.
   - Проваливай-ка ты отсюда, мозгляк, - сказал Джонни.
   - Плакала твоя книжка!  - визгливо закричал Дис, очевидно не придумав
более страшной угрозы. С дергающимся лицом и в покрытой пылью рубашке он
походил на мальчишку,  бьющегося в истерике.  Его бруклинский акцент  до
того  усилился,  что стал совсем провинциальным:  - Тебя оборжут во всех
издательствах Нью-Йорка! Редакторы бульварных листков не подпустят тако-
го  дурака и близко,  когда я тебя разложу!  Есть много способов уделать
подобных умников, и мы тебя, дерьмо собачье, уделаем! Мы...
   - Пожалуй,  возьму-ка я свой "ремми" и пристрелю тебя, чтобы не ходил
по чужой земле, - уронил Джонни.
   Дис отступил к своей взятой напрокат машине,  продолжая извергать уг-
розы и ругань.  Джонни наблюдал за ним с веранды;  в  голове  невыносимо
стучало.  Дис  сел в машину,  истошно взревел мотор,  взвизгнули колеса,
поднимая тучи пыли. Выезжая, он так вильнул, что сбил чурбак, на котором
Джонни колол дрова. Несмотря на головную боль, Джонни чуть-чуть улыбнул-
ся. Поставить чурбак на место гораздо проще, чем Дису объяснить в компа-
нии "Херц" большую вмятину на крыле "форда".

   Разбрасывая колесами  гравий,  Дис выехал на дорогу.  Послеполуденное
солнце снова заиграло на хромированных деталях машины. Джонни вернулся в
кресло-качалку,  приложив  руку ко лбу и приготовился переждать головную
боль.
   - Что же вы решили сделать?  - спросил банкир.  Внизу,  за окном,  по
спокойной Главной улице Риджуэя, штат Нью-Гэмпшир, сновали машины. В ка-
бинете банкира на третьем этаже на стенах,  обшитых сосновыми  панелями,
висели литографии Фредерика Ремингтона и фотоснимки, запечатлевшие хозя-
ина кабинета на приемах, торжествах и разнообразных вечеринках. На столе
лежал прозрачный кубик с фотографиями его жены и сына.
   - Решил в будущем году выдвинуть свою кандидатуру в палату представи-
телей,  - повторил Грег Стилсон. На нем были брюки цвета хаки, синяя ру-
башка  с закатанными рукавами и черный галстук с синим рисунком.  Он ка-
зался здесь неуместным,  словно в любой момент мог вскочить и  приняться

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.