Случайный афоризм
Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький. Леонид Николаевич Андреев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Не смей так со мной разговаривать!  - завизжал Дис,  как торговка в
рыбном ряду.  - Совсем рехнулся! Забудь! Забудь обо всем, что я тебе го-
ворил,  олух,  неотесанный болван!  Тебе давали такой шанс! И не вздумай
потом приползти...
   - Ты говоришь, словно из-под подушки, - сказал Джонни, вставая. Заод-
но он поднял и Диса.  Рубашка у того вылезла из новых джинсов,  под  ней
оказалась сетчатая майка. Джонни начал размеренно трясти Диса. Тот забыл
о своем гневе и заорал благим матом.
   Джонни подтащил его к ступенькам веранды,  поднял ногу и со всей силы
припечатал сзади новенькие "ливайсы". Дис, не переставая орать, пересчи-
тал ступеньки. Он упал на землю и растянулся во весь рост. Потом он под-
нялся, встал и повернулся к Джонни, его аккуратненькая одежда была в пы-
ли.  Теперь у нее вид более натуральный,  подумал Джонни, но вряд ли Дис
это оценит.
   - Надо бы напустить на тебя полицейских, - прохрипел Дис.
   - Я, может, так и сделаю.
   - Как хочешь,  - сказал Джонни.  - Только здешняя полиция не очень-то
церемонится с теми, кто сует свой нос туда, куда их не просят.
   На дергающемся лице Диса отразилось все сразу:  страх, ярость и изум-
ление.
   - Если сунешься к нам, уповай на бога, - сказал он.
   Голова у Джонни раскалывалась, но он старался говорить спокойно.
   - Вот и хорошо, - ответил он. - Золотые слова.
   - Ты еще пожалеешь,  вот увидишь.  Три миллиона читателей. А это тоже
кое-что значит. Когда мы разделаемся с тобой, никто уже тебе не поверит,
даже если ты предскажешь весну в апреле.  Не поверят, даже если ты подт-
вердишь,  что  очередной чемпионат мира начнется в октябре.  Не поверит,
даже если... если... - Дис захлебнулся от ярости.
   - Проваливай-ка ты отсюда, мозгляк, - сказал Джонни.
   - Плакала твоя книжка!  - визгливо закричал Дис, очевидно не придумав
более страшной угрозы. С дергающимся лицом и в покрытой пылью рубашке он
походил на мальчишку,  бьющегося в истерике.  Его бруклинский акцент  до
того  усилился,  что стал совсем провинциальным:  - Тебя оборжут во всех
издательствах Нью-Йорка! Редакторы бульварных листков не подпустят тако-
го  дурака и близко,  когда я тебя разложу!  Есть много способов уделать
подобных умников, и мы тебя, дерьмо собачье, уделаем! Мы...
   - Пожалуй,  возьму-ка я свой "ремми" и пристрелю тебя, чтобы не ходил
по чужой земле, - уронил Джонни.
   Дис отступил к своей взятой напрокат машине,  продолжая извергать уг-
розы и ругань.  Джонни наблюдал за ним с веранды;  в  голове  невыносимо
стучало.  Дис  сел в машину,  истошно взревел мотор,  взвизгнули колеса,
поднимая тучи пыли. Выезжая, он так вильнул, что сбил чурбак, на котором
Джонни колол дрова. Несмотря на головную боль, Джонни чуть-чуть улыбнул-
ся. Поставить чурбак на место гораздо проще, чем Дису объяснить в компа-
нии "Херц" большую вмятину на крыле "форда".

   Разбрасывая колесами  гравий,  Дис выехал на дорогу.  Послеполуденное
солнце снова заиграло на хромированных деталях машины. Джонни вернулся в
кресло-качалку,  приложив  руку ко лбу и приготовился переждать головную
боль.
   - Что же вы решили сделать?  - спросил банкир.  Внизу,  за окном,  по
спокойной Главной улице Риджуэя, штат Нью-Гэмпшир, сновали машины. В ка-
бинете банкира на третьем этаже на стенах,  обшитых сосновыми  панелями,
висели литографии Фредерика Ремингтона и фотоснимки, запечатлевшие хозя-
ина кабинета на приемах, торжествах и разнообразных вечеринках. На столе
лежал прозрачный кубик с фотографиями его жены и сына.
   - Решил в будущем году выдвинуть свою кандидатуру в палату представи-
телей,  - повторил Грег Стилсон. На нем были брюки цвета хаки, синяя ру-
башка  с закатанными рукавами и черный галстук с синим рисунком.  Он ка-
зался здесь неуместным,  словно в любой момент мог вскочить и  приняться

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.