Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

лась уже выше подбородка.  Один,  он умрет один,  он открыл  рот,  чтобы
крикнуть  в  последний раз,  но не смог,  потому что жижа потекла в рот,
просочилась тонкими струйками между зубов,  протекла по  языку,  он  уже
глотал эту жижу и крикнуть не мог...
   Джонни очнулся в холодном поту,  его бил озноб, в руках был зажат тую
свернутый шарф, дышал он учащенно и с трудом. Он бросил шарф на пол, где
тот  свернулся  белой змеей.  Больше Джонни к нему не притронулся.  Отец
вложил его в пакет и отослал назад.
   Но наконец-то писем и бандеролей,  слава богу, стало меньше. Чокнутые
нашли  новый  объект  для публичного и тайного поклонения.  Газетчики не
просили больше дать интервью, отчасти потому, что номер телефона был из-
менен и не значился в справочнике, отчасти потому, что все это уже стало
историей.
   Роджер Дюссо напечатал длинную и злую статью в своей газете,  где  он
был  редактором отдела очерков.  Он объявил случившееся жестоким и безв-
кусным розыгрышем.  Дескать,  Джонни наверняка изучил прошлое  некоторых
репортеров,  которые могли прийти на пресс-конференцию, - так, на всякий
случай.  Да, признал он, прозвище его сестры Анны было Терри. Она умерла
сравнительно молодой,  и,  возможно, амфетамины сыграли тут не последнюю
роль.  Но эта информация была доступна любому, кто только хотел копнуть.
В статье все выглядело вполне логично. Правда, в ней не объяснялось, как
Джонни,  не выходя из больницы, мог получить эту "доступную информацию",
однако на это обстоятельство большинство читателей,  похоже, не обратили
внимания.  Джонни все это было безразлично.  Инцидент исчерпан,  и он не
имел никакого желания создавать новые. Стоит ли писать женщине, прислав-
шей шарф,  что ее брат утонул,  истошно крича,  в болотной жиже, так как
пошел помочиться куда не следовало? Разве это успокоило бы ее или облег-
чило ей жизнь?
   Сегодня пришло всего шесть писем.  Счет за электричество. Открытка от
кузины Герберта из Оклахомы.  Письмо от дамы,  которая до этого прислала
распятие со словами "Сделано на Тайване",  выбитыми крошечными  золотыми
буковками на ступнях Христа.  Коротенькая записка от Сэма Вейзака. И ма-
ленький конверт - с обратным адресом,  который заставил его заморгать  и
выпрямиться: С. ХЭЗЛИТ, ПОНДСТРИТ, 12, БАНГОР.
   Сара. Он вскрыл конверт.
   Через два дня после похорон матери он получил от нее открытку с собо-
лезнованием. На обороте ровным, с наклоном влево почерком было написано:
"Джонни,  я очень сожалею о случившемся.  Я услышала по радио,  что твоя
мама умерла.  В определенном смысле самое прискорбное во всем  этом  то,
что твое личное горе сделали достоянием общественности. Ты, возможно, не
помнишь,  но мы говорили о твоей маме в тот вечер,  когда произошла ава-
рия.  Я спросила тебя, как она поступит, если ты приведешь в дом грешную
католичку,  а ты ответил, что она примет меня и всучит мне несколько ре-
лигиозных брошюр. По тому, как ты улыбнулся, я поняла, что ты ее любишь.
От твоего отца я знаю, что она изменилась, но скорее всего это произошло
от любви к тебе и от ее нежелания примириться с горем. Насколько я пони-
маю,  ее вера была вознаграждена. Прими, пожалуйста, мое искреннее собо-
лезнование, и если я могу что-нибудь сделать сейчас или в будущем, расс-
читывай на своего друга Сару".
   Это было единственное послание,  на которое от ответил,  поблагодарив
Сару за открытку и за память. Он тщательно взвешивал каждое слово, боясь
выдать себя.  Теперь она замужняя женщина,  и изменить что-либо не в его
силах.  Но он помнил их разговор о матери - и многое другое. Ее открытка
вызвала в памяти весь тот вечер,  и он ответил ей с горечью и нежностью,
хотя горечи было больше.  Он по-прежнему любил Сару Брэкнелл, и ему пос-
тоянно приходилось напоминать себе, что Сары нет, а есть другая женщина,
пятью годами старше, мать двухлетнего малыша.
   Он вытащил  из конверта листок почтовой бумаги и быстро пробежал его.
Сара с мальчиком собиралась на неделю в Кеннебанк к подруге,  с  которой
жила в одной комнате,  когда училась на первом и втором курсах, ее фами-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.