Случайный афоризм
Никогда слава не придет к тому, кто сочиняет дурные стихи. Михаил Афанасьевич Булгаков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Женщина из  Северной Каролины - откуда только она узнала о нем,  ведь
августовская пресс-конференция на всю страну не транслировалась -  прис-
лала обожженный кусок дерева.  Ее дом сгорел, писала она, в огне погибли
муж и двое из пятерых детей. Пожарная служба города Шарлотт заявила, что
всему виной неисправная электропроводка,  но она с такой версией не сог-
ласна.  Дом наверняка подожгли. Она хотела, чтобы Джонни потрогал почер-
невший кусок дерева и определил,  кто совершил поджог, и пусть это чудо-
вище остаток своей жизни гниет в тюрьме.
   Джонни не ответил ни на одно письмо и вернул все предметы (даже обуг-
лившийся кусок  дерева) за  свой счет  без каких-либо  объяснений. Но он
таки  п о т р о г а л  некоторые. Большинство   из   них, в   том  числе
обуглившийся кусок стенной панели,  присланный убитой горем женщиной  из
Шарлотт, абсолютно ничего  ему не говорили.  Но иногда контакт  порождал
тревожные образы вроде тех, от  которых просыпаешься ночью.  Чаще  всего
было почти не за что зацепиться:  картина появлялась и тут же  исчезала,
оставив лишь смутное ощущение. Но один раз...
   Женщина прислала ему шарф в надежде выяснить, что случилось с ее бра-
том.  Шарф был белый, вязаный, ничем не отличающийся от миллиона других.
Но  стоило ему взять его в руки,  как отцовский дом внезапно куда-то ис-
чез,  а звук телевизора в соседней комнате стал нарастать и убывать, на-
растать и убывать, пока не превратился в монотонный гул летних насекомых
и далекие всплески воды.
   В нос ударили лесные запахи.  Сквозь кроны высоченных старых деревьев
пробивались зеленоватые солнечные лучи.  Он шел уже три часа,  почва под
ногами стала вязкой, хлюпающей, почти болотистой. Он был напуган, здоро-
во напуган,  но старался не поддаваться страху.  Если потеряешься в без-
людных северных краях и запаникуешь,  можно заказывать надгробную плиту.
Он продолжал двигаться на юг.  Прошло два дня,  как он расстался со Сти-
вом, Рокки и Логаном. Они раскинули палатки около...
   (название не приходило,  оно было в "мертвой зоне")
   какой-то ручей, ловля форели, сам виноват: не надо было так напива-
ться.

   Он видел свой рюкзак,  прислоненный к стволу старого,  покрытого мхом
упавшего дерева,  белые омертвевшие сучья,  подобно костям, проглядывали
тут и там сквозь зелень, да, он видел свой рюкзак, но не мог до него до-
тянуться,  потому что отошел в сторону помочиться и угодил в самую топь,
его сапоги почти до верха погружались в грязную жижу,  он попытался вер-
нуться назад и найти местечко посуше,  чтобы сделать свое  дело,  но  не
мог.  Он  не  мог выбраться,  потому что это была не грязь.  Это было...
что-то другое.
   Он стоял,  оглядываясь кругом в тщетной надежде ухватиться за что-ни-
будь,  чуть ли не смеясь над своим идиотским положением:  отлил водичку,
нечего сказать.
   Он стоял, поначалу уверенный, что это всего-навсего мелкий заболочен-
ный  участок,  в худшем случае зачерпнет в сапоги - и ладно,  зато будет
что порассказать, когда его разыщут.
   Он стоял,  еще не поддаваясь панике,  пока жижа не  начала  неумолимо
подниматься выше колен. Тогда он принялся барахтаться, позабыв, что если
уж угодил по дурости в болотную топь,  то лучше не шевелись. Не успел он
оглянуться,  как погрузился до пояса, теперь жижа была уже по грудь, за-
тягивала его словно большими коричневыми губами,  затрудняла дыхание; он
крикнул,  потом еще и еще раз,  но никто не откликался, ничего не появи-
лось;  только пушистенькая коричневая белка пробралась по  мшистой  коре
упавшего  дерева,  уселась  на его рюкзаке и смотрела на него блестящими
черными глазками.
   И вот жижа дошла до шеи, густые коричневые испарения били в нос, топь
неумолимо сжимала ему грудь,  и вскрики его становились все тише и судо-
рожнее. Порхали, пищали, ссорились птицы, лучи солнечного света с прозе-
ленью,  словно патина на меди,  пробивалась сквозь листву, а жижа подня-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.