Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   И тут, к своему ужасу, он увидел, что позади нее тысячи, может  быть,
даже миллионы других  людей, изувеченных, искалеченных,  запуганных. Там
была и  толстая репортерша,  желавшая знать,  кого демократы  выдвинут в
президенты в  1976 году;  и до  смерти перепуганный  фермер в фартуке, с
фотографией   улыбающегося   сына   -   молодого   человека   в    форме
военно-воздушных сил, пропавшего  без вести во  время налета на  Ханой в
1972  году;  и  похожая  на   Сару  заплаканная  молодая  женщина,   она
протягивала ему  младенца с  огромной головой,  на которой  голубые вены
сплетались  в  таинственные  письмена,  предвещавшие  скорую  смерть;  и
старик  со  скрюченными   артритом  пальцами,  и   многие  другие.   Они
вытянулись  на  мили,  они  терпеливо  ждут,  они  доконают  его  своими
пугающими немыми мольбами.
   - СПАСЕНА!  - доносился настойчивый голос матери. - СПАСИТЕЛЬ! СПАСЕ-
НА! СПАСЕНА!
   Он пытался объяснить им,  что не способен ни исцелять, ни спасать, но
едва он открыл рот, как близстоящие вцепились в него и начали трясти.
   Джонни действительно трясли.  Это была рука Вейзака.  Машину заполнял
яркий оранжевый свет - жуткий свет, превращавший доброе лицо Сэма в лицо
страшилища.  Я еще сплю,  подумал было Джонни, но тут же увидел, что это
свет от фонаря на автомобильной стоянке.  Фонари тоже поменяли,  пока он
находился в коме.  Теперь вместо холодного белого света  струился  неес-
тественный оранжевый, ложившийся на кожу, как краска.
   - Где мы? - спросил он хрипло.
   - У больницы, - сказал Сэм, - Камберлендской терапевтической.
   - А-а. Хорошо.
   Он выпрямился, стряхивая остатки сна.
   - Вы готовы?
   - Да, - сказал Джонни.
   Они пересекли стоянку под мягкое стрекотание сверчков;  темноте носи-
лись светлячки.  Мысли его были заняты матерью,  но все же он не мог  не
чувствовать прелести мягкого,  благоухающего запаха ночи и легкого дуно-
вения ветерка на щеке. Он наслаждался здоровым воздухом и чувствовал се-
бя вполне окрепшим.  Но Джонни вспомнил,  зачем приехал сюда,  и это ра-
достное ощущение показалось ему почти кощунственным - но только почти. И
отделаться от него не удавалось.

   Навстречу им по коридору шел Герберт;  он был в старых брюках, ботин-
ках на босу ногу и пижамной куртке.  Джонни понял,  насколько неожиданно
все произошло. Вид отца говорил больше, чем Джонни хотел бы знать.
   - Сынок, - вымолвил Герберт. Он весь как-то усох.
   Хотел сказать  что-то еще,  но не смог.  Джонни обнял его,  и Герберт
разрыдался, уткнувшись в рубашку Джонни.
   - Пап,  - сказал он. - Все хорошо, пап, все хорошо. Отец рыдал, поло-
жив руки на плечи Джонни. Вейзак отвернулся и стал рассматривать картин-
ки на стене - невзрачные акварели местных художников. Герберт провел ру-
кой по глазам и сказал:
   - Посмотри, так в пижаме и приехал. У меня же было время переодеться,
пока ждал "скорую".  Просто в голову, наверно, не пришло. Старческий ма-
разм.
   - Ничего подобного.
   - Ладно.  - Герберт встряхнулся. - Тебя привез твой друг, врач? Очень
любезно с вашей стороны, доктор Вейзак.
   - Чепуха, не стоит благодарности, - пожал плечами Сэм. Джонни с отцом
прошли в небольшую приемную и сели.
   - Пап, она...
   - Угасает, - сказал Герберт. Он вроде бы успокоился. - В сознании, но
угасает.  Она спрашивала о тебе,  Джонни.  Наверное, только из-за тебя и
держится.
   - Это я виноват,  - сказал Джонни.  - Все это моя...  Он вздрогнул от
боли и с удивлением уставился на отца - тот схватил его за ухо и  больно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.