Случайный афоризм
В произведении гения обычный читатель ищет мудрость, в произведении новичка - ошибки. И, как правило, находит именно то, что ищет. Вот почему найти обратное такой читатель может лишь по случайности. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Все это ни к чему, - сказал Сэм.
   Джонни шарил  под  стулом  в поисках ботинок и никак не мог их найти.
Сэм вытащил ботинки из-под кровати и протянул ему.
   - Я отвезу вас. Джонни взглянул на него.
   - Отвезете?
   - Да, только если вы примете легкое успокоительное.
   - А ваша жена... - Он смутился, сообразив, что о личной жизни Вейзака
ему достоверно известно только одно: его мать живет в Калифорнии.
   - Я разведен,  - сказал Вейзак.  - Врач редко бывает дома по ночам...
если он не педиатр или не дерматолог.  Моей жене супружеская постель ка-
залось скорее полупустой,  чем полуполной.  Поэтому она заполняла ее кем
придется.
   - Извините, - смутился Джонни.
   - Вы тратите чересчур много времени на извинения, Джон, - Лицо у Сэма
было мягким, а глаза жесткими. - Надевайте ботинки.

   ИЗ БОЛЬНИЦЫ В БОЛЬНИЦУ,  в полудреме думал Джонни, как бы паря в воз-
духе под действием маленькой голубой таблетки - он принял ее перед  тем,
как они с Сэмом вышли из "Медикэл сентр" и уселись в "эльдорадо" выпуска
1975 года.  ИЗ БОЛЬНИЦЫ В БОЛЬНИЦУ,  ОТ ЧЕЛОВЕКА К ЧЕЛОВЕКУ,  ИЗ  ОДНОГО
МЕСТА В ДРУГОЕ.
   Странное дело, в глубине души он наслаждался этой поездкой -  впервые
за пять  лет он  покинул больницу.   Ночь была  ясная, по  небу световой
спиралью распластался Млечный Путь;  они мчались к югу  через Пальмайру,
Ньюпор, Питсфилд, Бентон, Клинтон, а за ними над темными деревьями  плыл
месяц. С легким  шуршанием машина летела  среди всеобщего безмолвия.  Из
четырех динамиков магнитофона звучала тихая музыка - Гайдн.
   В ОДНУ БОЛЬНИЦУ ПОПАЛ В КАРЕТЕ "СКОРОЙ ПОМОЩИ" ИЗ КЛАВЕ МИЛС,  В ДРУ-
ГУЮ ЕДУ НА "КАДИЛЛАКЕ",  думал он.  Но его это не тревожило. Хорошо было
просто ехать, плыть по течению и на время забыть о матери, о своих новых
способностях,  о любителях лезть в чужую  душу.  (ОН  САМ  НАПРОСИЛСЯ...
ТОЛЬКО НЕ ТРОГАЙТЕ МЕНЯ,  ЛАДНО?) Вейзак молчал. Иногда он что-то мурлы-
кал себе под нос.
   Джонни смотрел на звезды.  Смотрел на шоссе,  почти пустынное в  этот
поздний час.  Оно безостановочно раскручивалось перед ними. Они миновали
дорожный пост,  где Вейзак получил билетик-квитанцию.  И снова вперед  -
Гарднер, Сабаттис, Льюистон.
   ПОЧТИ ПЯТЬ ЛЕТ,  ДОЛЬШЕ,  ЧЕМ ИНЫЕ, ОСУЖДЕННЫЕ ЗА УБИЙСТВО ПРОВОДЯТ В
ТЮРЬМЕ.
   Он заснул.
   Ему приснился сон.
   - Джонни,  - говорила во сне мать.  - Джонни,  помоги, исцели меня. -
Мать была в нищенских отрепьях.  Она ползла к нему по булыжной мостовой.
Лицо у нее было бледное. Колени окровавлены. В редких волосах шевелились
белые вши. Она протягивала к нему дрожащие руки. - Ты наделен божествен-
ной силой,  - говорила она. - Это большая ответственность, Джонни. Боль-
шое доверие. Ты должен быть достоин его. Он взял ее руки, накрыл их сво-
ими и сказал:
   - Злые духи, оставьте эту женщину.
   Она встала с колен.
   - Исцелилась!  - закричала она голосом, исполненным какогото странно-
го, зловещего торжества. - ИСЦЕЛИЛАСЬ! МОЙ СЫН ИСЦЕЛИЛ МЕНЯ! ДА СЛАВЯТСЯ
ЕГО ЗЕМНЫЕ ДЕЯНИЯ!
   Он попытался протестовать,  сказать ей,  что совсем не хочет  вершить
славные деяния, или вещать на нескольких языках, или предсказывать буду-
щее, или находить утерянные вещи. Он пытался сказать ей все это, но язык
не слушался.  Затем мать оказалась позади него,  она уходила по булыжной
мостовой,  подобострастно сгорбившись, но в то же время в ее облике было
что-то вызывающее; голос матери звучал подобно колоколу:
   - СПАСЕНА!  СПАСИТЕЛЬ! СПАСЕНА! СПАСИТЕЛЬ!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.