Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Конечно,  - сказал он.  - Конечно, не знали. Он сам напросился, все
это видели. Только... не трогайте меня, ладно?
   У Джонни дрожали губы, он тупо уставился на репортера. Он был все еще
в шоке,  но начинал уже кое-что Понимать.  Да. Начинал понимать. Телере-
портер попробовал изобразить улыбку, но у него лишь отвисла челюсть, как
у мертвеца.
   - Только не трогайте меня, Джонни. Пожалуйста.
   - Все  совсем не так,  - сказал Джонни или попытался сказать.  Он уже
потом не решился бы утверждать, что вообще издал какой-либо звук.
   - Не трогайте меня, Джонни, ладно?
   Репортер отступил к своему оператору,  который упаковывал аппаратуру.
Джонни смотрел на репортера, застыв на месте. Его начало трясти.

   - Вам же будет лучше,  Джон, - сказал Вейзак. За ним стояла медсестра
- белый призрак,  подручная волшебника, колдуя над тележкой с лекарства-
ми, этим раем наркомана, миром сладких грез.
   - Нет,  - сказал Джонни. Его еще трясло, а вдобавок прошибло холодным
потом. - Никаких уколов. Я по горло сыт уколами.
   - Тогда таблетку.
   - И никаких таблеток.
   - Поможет вам заснуть.
   - А  о н  сможет заснуть? Этот Дюссо?
   - Он сам напросился,  -  пробормотала  сестра  и  вздрогнула,  поймав
взгляд Вейзака. Но тот лишь ухмыльнулся.
   - А она ведь права,  - сказал он.  - Сам напросился.  Решил,  что вы,
Джон,  торгуете пустыми бутылками. Вам надо хорошо выспаться, и все ста-
нет на свои места.
   - Я сам засну.
   - Джонни, пожалуйста.
   Было четверть  двенадцатого.  Телевизор  в другом конце палаты только
что выключили.  Джонни и Сэм вместе просмотрели снятый на пленку  репор-
таж,  следовавший сразу за рассказом о том, как Форд наложил вето на ряд
законопроектов. Моя история будет поинтереснее, подумал Джонни с горькой
радостью.  Лысый республиканец, вещающий банальности о национальном бюд-
жете,  не шел ни в какое сравнение с тем, что снял здесь несколько часов
назад оператор УАБИ. В конце репортажа Дюссо бежал через вестибюль с за-
жатой в руке медалью и падал в обморок,  хватаясь за репортершу,  словно
утопающий за соломинку.
   Когда ведущий начал рассказывать про полицейскую собаку, нашедшую че-
тыреста фунтов марихуаны, Вейзак ненадолго вышел и, вернувшись, сообщил,
что  еще до окончания репортажа больничные телефоны разрывались от звон-
ков людей,  желавших поговорить с Джоном  Смитом.  Несколькими  минутами
позже появилась сестра с лекарствами,  и Джонни убедился,  что Сэм спус-
кался к медсестрам не только затем, чтобы разузнать о реакции телезрите-
лей.
   В это мгновение зазвонил телефон. Вейзак едва слышно выругался.
   - Я же им сказал, чтобы не соединяли. Не отвечайте, Джон. Я...
   Но Джонни уже взял трубку. Послушал немного, затем кивнул.
   - Да,  совершенно верно.  - Он прикрыл рукой микрофон.  - Это отец, -
сказал Джон и открыл микрофон. - Привет, папа. Ты, конечно... - Он вслу-
шался.  Легкая улыбка слетела с губ и сменилась выражением ужаса. Джонни
беззвучно зашевелил губами.
   - Джон, что случилось? - резко спросил Вейзак.
   - Хорошо, папа, - сказал Джон почти шепотом. - Да. Камберлендская те-
рапевтическая.  Я знаю,  где это.  Возле Иерусалимского пустыря. Хорошо.
Да. Папа...
   Голос его сорвался. В глазах слез не было, но они блестели.
   - Я знаю, папа. Я тоже люблю тебя. Да, ужасно. Послушал.
   - Да.  Да, это было, - сказал Джонни. - До скорого, папа. Да. До сви-
дания.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.