Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Нет, пожалуй, нет.
   Один из телерепортеров поднял руку, и Джонни кивнул ему.
   - Бывали ли у вас подобные прозрения до несчастного случая и последо-
вавшей за ним комой, мистер Смит? Джонни заколебался.
   Все вокруг замерло.  Телевизионные юпитеры жарко светили ему в  лицо,
подобно тропическому солнцу.
   - Нет, - сказал он.
   Снова посыпался град вопросов,  и Джонни беспомощно посмотрел на Вей-
зака.
   - Хватит!  Хватит!  - закричал тот.  Когда шум утих,  он взглянул  на
Джонни. - Вы устали, Джонни?
   - Я отвечу еще на два вопроса, - сказал Джонни. - А затем...
   На самом деле...  у меня был трудный день... да, мадам? Он показал на
полную женщину, которая протиснулась между двумя молодыми репортерами.
   - Мистер Смит,  - спросила она громким,  зычным голосом, будто идущим
из трубы,  - кто будет выдвинут в президенты от демократов в будущем го-
ду?
   - Этого я вам сказать не могу,  - ответил Джонни, искренне удивленный
таким вопросом.  - Откуда мне знать? Снова поднялись руки. Джонни указал
на высокого мужчину в темном костюме с лицом трезвенника. Тот сделал шаг
вперед. В его облике было что-то чопорное и змеиное.
   - Мистер Смит,  я Роджер Дюссо из льюистонской "Сан",  и мне бы хоте-
лось знать,  представляете ли вы себе,  почему именно у вас  открывается
такой исключительный дар... если конечно, конечно, он у вас действитель-
но открылся. Почему у вас, мистер Смит?
   Джонни откашлялся, прочищая горло.
   - Если я правильно понял...  вы просите,  чтобы я обосновал нечто та-
кое, чего не понимаю сам. Я не могу этого сделать.
   - Не обосновать, мистер Смит. Просто объяснить.
   ОН ДУМАЕТ, ЧТО Я ИХ ДУРАЧУ. ИЛИ ПЫТАЮСЬ ДУРАЧИТЬ.
   Вейзак подошел к Джонни.
   - Быть может,  я отвечу на ваш вопрос,  - сказал он. - Или по крайней
мере объясню, почему на него нельзя ответить.
   - А вы что - тоже ясновидящий? - холодно спросил Дюссо.
   - Да,  как все неврологи. Нам без этого нельзя, - сказал Вейзак. Раз-
дался взрыв смеха, и Дюссо покраснел.
   - Леди и джентльмены, представители прессы. Этот человек провел четы-
ре с половиной года в коматозном состоянии.  Мы,  изучающие человеческий
мозг,  не имеем ни малейшего представления о том, почему Джон оказался в
этом состоянии или почему из него вышел,  и все по одной причине:  мы не
понимаем сути такого явления,  как не понимаем и что такое сон или прос-
той акт пробуждения. Леди и джентльмены, мы почти ничего не знаем даже о
мозге лягушки или муравья. Можете меня цитировать... видите, я ничего не
боюсь... так?
   Снова смех. Вейзак им нравился. Но Дюссо не смеялся.
   - Вы можете также меня цитировать,  когда я говорю,  что этот человек
стал обладать совершенно новой или  очень  старой  человеческой  способ-
ностью.  Почему? Если я и мои коллеги почти ничего не знаем даже о мозге
муравья,  как я отвечу почему?  Могу,  однако, обратить ваше внимание на
некоторые  интересные моменты,  которые,  впрочем,  необязательно должны
иметь какое-то значение. Один участок мозга у Джона Смита, правда, очень
маленький,  полностью поврежден...  но для мозга все участки важны. Джон
называет его "мертвой зоной",  а там,  по всей видимости,  находится ряд
элементов памяти.  Все уничтоженные воспоминания,  очевидно, были частью
определенной "подгруппы" - туда входили названия улиц,  проездов, дорож-
ные знаки.  Эта подгруппа составляет часть группы понятий,  определяющих
расположение предметов на местности.  Небольшая,  но полная афазия, судя
по  всему,  затронула  как языковые,  так и зрительные способности Джона
Смита.
   В порядке компенсации другой крошечный участок его мозга,  по-видимо-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.