Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Нет, пожалуй, нет.
   Один из телерепортеров поднял руку, и Джонни кивнул ему.
   - Бывали ли у вас подобные прозрения до несчастного случая и последо-
вавшей за ним комой, мистер Смит? Джонни заколебался.
   Все вокруг замерло.  Телевизионные юпитеры жарко светили ему в  лицо,
подобно тропическому солнцу.
   - Нет, - сказал он.
   Снова посыпался град вопросов,  и Джонни беспомощно посмотрел на Вей-
зака.
   - Хватит!  Хватит!  - закричал тот.  Когда шум утих,  он взглянул  на
Джонни. - Вы устали, Джонни?
   - Я отвечу еще на два вопроса, - сказал Джонни. - А затем...
   На самом деле...  у меня был трудный день... да, мадам? Он показал на
полную женщину, которая протиснулась между двумя молодыми репортерами.
   - Мистер Смит,  - спросила она громким,  зычным голосом, будто идущим
из трубы,  - кто будет выдвинут в президенты от демократов в будущем го-
ду?
   - Этого я вам сказать не могу,  - ответил Джонни, искренне удивленный
таким вопросом.  - Откуда мне знать? Снова поднялись руки. Джонни указал
на высокого мужчину в темном костюме с лицом трезвенника. Тот сделал шаг
вперед. В его облике было что-то чопорное и змеиное.
   - Мистер Смит,  я Роджер Дюссо из льюистонской "Сан",  и мне бы хоте-
лось знать,  представляете ли вы себе,  почему именно у вас  открывается
такой исключительный дар... если конечно, конечно, он у вас действитель-
но открылся. Почему у вас, мистер Смит?
   Джонни откашлялся, прочищая горло.
   - Если я правильно понял...  вы просите,  чтобы я обосновал нечто та-
кое, чего не понимаю сам. Я не могу этого сделать.
   - Не обосновать, мистер Смит. Просто объяснить.
   ОН ДУМАЕТ, ЧТО Я ИХ ДУРАЧУ. ИЛИ ПЫТАЮСЬ ДУРАЧИТЬ.
   Вейзак подошел к Джонни.
   - Быть может,  я отвечу на ваш вопрос,  - сказал он. - Или по крайней
мере объясню, почему на него нельзя ответить.
   - А вы что - тоже ясновидящий? - холодно спросил Дюссо.
   - Да,  как все неврологи. Нам без этого нельзя, - сказал Вейзак. Раз-
дался взрыв смеха, и Дюссо покраснел.
   - Леди и джентльмены, представители прессы. Этот человек провел четы-
ре с половиной года в коматозном состоянии.  Мы,  изучающие человеческий
мозг,  не имеем ни малейшего представления о том, почему Джон оказался в
этом состоянии или почему из него вышел,  и все по одной причине:  мы не
понимаем сути такого явления,  как не понимаем и что такое сон или прос-
той акт пробуждения. Леди и джентльмены, мы почти ничего не знаем даже о
мозге лягушки или муравья. Можете меня цитировать... видите, я ничего не
боюсь... так?
   Снова смех. Вейзак им нравился. Но Дюссо не смеялся.
   - Вы можете также меня цитировать,  когда я говорю,  что этот человек
стал обладать совершенно новой или  очень  старой  человеческой  способ-
ностью.  Почему? Если я и мои коллеги почти ничего не знаем даже о мозге
муравья,  как я отвечу почему?  Могу,  однако, обратить ваше внимание на
некоторые  интересные моменты,  которые,  впрочем,  необязательно должны
иметь какое-то значение. Один участок мозга у Джона Смита, правда, очень
маленький,  полностью поврежден...  но для мозга все участки важны. Джон
называет его "мертвой зоной",  а там,  по всей видимости,  находится ряд
элементов памяти.  Все уничтоженные воспоминания,  очевидно, были частью
определенной "подгруппы" - туда входили названия улиц,  проездов, дорож-
ные знаки.  Эта подгруппа составляет часть группы понятий,  определяющих
расположение предметов на местности.  Небольшая,  но полная афазия, судя
по  всему,  затронула  как языковые,  так и зрительные способности Джона
Смита.
   В порядке компенсации другой крошечный участок его мозга,  по-видимо-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.