Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

СЕН",  И ЭТО НАВЕВАЕТ ВОСПОМИНАНИЯ О КАКОМ-ТО ПОЖАРЕ,  КАКОМ-ТО  БОЛЬШОМ
ПОЖАРЕ И СКОРБИ, ЧТО ЗА МАЛЬЧИК? ОНА ГРЕЗИТ О НЕМ, ЭТО ВЫЗЫВАЕТ ГОЛОВНУЮ
БОЛЬ,  А ЧЕЛОВЕК УМИРАЕТ, ХЕЛЬМУТ БОРЕНЦ УМИРАЕТ, И ОНА С ДЕТЬМИ ЖИВЕТ В
КАРМЕЛЕ, ШТАТ КАЛИФОРНИЯ, В ДОМЕ НА... НА... НА... НЕ ВИЖУ ТАБЛИЧКИ, ОНА
В МЕРТВОЙ ЗОНЕ,  ТАК ЖЕ КАК ЛОДКА,  КАК СТОЛ ДЛЯ ПИКНИКА НА  ЛУЖАЙКЕ,  В
МЕРТВОЙ ЗОНЕ, КАК ВАРШАВА, ДЕТИ УХОДЯТ ОДИН ЗА ДРУГИМ, МАТЬ ПРИСУТСТВУЕТ
НА ШКОЛЬНЫХ ВЫПУСКАХ, А БЕДРО БОЛИТ, ОДИН ПОГИБ ВО ВЬЕТНАМЕ С ОСТАЛЬНЫМИ
ВСЕ В ПОРЯДКЕ,  ЕЩЕ ОДИН СТРОИТ МОСТЫ, ЕЕ ЗОВУТ ИОГАННА БОРЕНЦ, И НОЧАМИ
В ОДИНОЧЕСТВЕ ОНА ТО И ДЕЛО ДУМАЕТ В ПУЛЬСИРУЮЩЕЙ ТЕМНОТЕ: "МАЛЬЧИК СПА-
СЕН")
   Джонни поднял на них глаза. С головой творилось что-то странное. Оре-
ол над Вейзаком исчез.  Джонни снова был самим собой, только ощущал сла-
бость и легкую тошноту. Он мельком взглянул на фотографию и отдал ее.
   - Джонни? - спросил Браун. - Как вы себя чувствуете?
   - Устал, - пробормотал он.
   - Можете объяснить,  что с вами произошло? Джонни посмотрел на Вейза-
ка.
   - Ваша мать жива, - произнес он.
   - Нет, Джонни. Она умерла много лет назад. Во время войны.
   - Ее сбил немецкий военный грузовик,  и она через витрину  влетела  в
часовой магазин,  - сказал Джонни.  - Она очнулась в больнице, но ничего
не помнила.  У нее не было удостоверения личности,  никаких  документов.
Взяла имя Иоганна. Я не разобрал фамилии, а когда война кончилась, уеха-
ла в Швейцарию и вышла замуж за швейцарского...  инженера,  что ли.  Его
специальность  - строительство мостов,  а звали его Хельмут Боренц.  Так
что ее фамилия по мужу была - и есть - Иоганна Боренц.
   Глаза сестры все более округлялись. Лицо доктора Брауна стало жестким
- то ли он считал,  что Джонни их всех дурачит,  а может,  просто ему не
понравилось нарушение четкой программы опытов.  Вейзак оставался  непод-
вижным и задумчивым.
   - У нее и у Хельмута Боренца родилось четверо детей. - Джонни говорил
тем же тихим,  слабым голосом. - Жизнь бросала его в разные концы света.
Какое-то время он был в Турции.  И где-то в Юго-Восточной Азии.  В Лаосе
или, может быть, в Камбодже. Затем приехал сюда. Сначала Виргиния, затем
другие места, какие - я не понял, и, наконец, Калифорния. Они с Иоганной
получили американское гражданство.  Хельмут Боренц умер.  Один из  детей
погиб.  Остальные живы и здоровы. Но время от времени она грезит вами. И
в такие минуты она говорит: "Мальчик спасен". Однако она не помнит ваше-
го имени. А может, считает, что все потеряно.
   - Калифорния? - произнес Вейзак задумчиво.
   - Сэм, - сказал доктор Браун, - ей-богу, не стоит это поощрять.
   - Где в Калифорнии, Джон?
   - В Кармеле. На побережье. Не могу только сказать, на какой улице. Не
разобрал названия.  Оно в мертвой зоне. Как стол для пикника и лодка. Но
она в Кармеле, в Калифорнии. Иоганна Боренц. Она еще не старая.
   - Нет, конечно, она не должна быть старой, - сказал Сэм Вейзак тем же
задумчивым,  отрешенным голосом.  - Ей было всего двадцать четыре, когда
немцы напали на Польшу.
   - Доктор Вейзак, я вынужден настаивать... - резко сказал Браун.
   Вейзак будто очнулся от глубокой задумчивости.  Он оглянулся,  словно
впервые увидел своего младшего коллегу.
   - Да-да, - сказал он. - Конечно. Джону уже хватит на сегодня вопросов
и ответов... хотя, полагаю, он рассказал нам больше, чем мы ему.
   - Чепуха,  - отрезал Браун,  а Джонни подумал: ОН НАПУГАН. НАПУГАН ДО
ЧЕРТИКОВ.
   Вейзак улыбнулся Брауну, затем сестре. Она смотрела на Джонни, как на
тигра в плохо запертой клетке.
   - Не рассказывайте об этом,  сестра. Ни вашему начальству, ни матери,
ни брату, ни любовнику, ни священнику. Понятно?
   - Да, доктор, - ответила она. ВСЕ РАВНО ОНА РАЗЗВОНИТ, подумал Джонни

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.