Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Что-нибудь еще? - спросил Джонни.
   - Нет...  не сейчас.  Вам,  должно быть, не терпится увидеть ваших. Я
пришлю их.
   Он ждал и нервничал. Вторая койка была пуста; ракового больного убра-
ли, когда Джонни спал после укола.
   Открылась дверь.  Вошли мать с отцом. Джонни пережил шок и тут же по-
чувствовал  облегчение:  шок, потому  что они  д е й с т в и т е л ь н о
постарели;  облегчение,  потому  что  ненамного.  А  если  они не так уж
изменились, вероятно, то же самое можно сказать и о нем.

   Но что-то все-таки в нем изменилось,  изменилось бесповоротно - и эта
перемена могла быть роковой.
   Едва он успел так подумать,  как его обвили руки матери, запах ее фи-
алковых духов ударил в нос, она шептала:
   - Слава богу, Джонни, слава богу, что ты очнулся, слава богу. Он тоже
крепко обнял ее, но в руках еще не было силы, они тут же упали - и вдруг
за несколько секунд он понял,  что она чувствует, что думает и что с ней
случится.  Потом это ощущение исчезло, растворилось, подобно темному ко-
ридору,  который ему привиделся. Когда же Вера разомкнула объятия, чтобы
взглянуть на Джонни,  безудержная радость в ее глазах сменилась глубокой
озабоченностью. Он непроизвольно произнес:
   - Мам, ты принимай то лекарство. Так будет лучше. Глаза матери округ-
лились, она облизнула губы - Герберт был уже около нее, он еле сдерживал
слезы.  Отец похудел - не настолько,  насколько поправилась Вера, но все
же заметно.  Волосы у него поредели, однако лицо осталось таким же - до-
машним,  простым, дорогим. Он вытащил из заднего кармана большой цветной
платок и вытер глаза. Затем протянул руку.
   - Привет,  сынок,  - сказал он.  - Я рад, что ты опять с нами.
   Джонни пожал ее как можно  крепче; его бледные и безжизненные  пальцы
утонули  в  широкой  руке  отца.  Джонни  смотрел по очереди на родных -
сначала на мать, одетую  в просторный темно-синий брючный  костюм, потом
на  отца,  приехавшего  в  поистине  отвратительном  клетчатом  пиджаке,
который подошел  бы скорее  продавцу пылесосов  в Канзасе,  - и  залился
слезами.
   - Извините, - сказал он. - Извините, это просто...
   - Поплачь, - сказала Вера, садясь на кровать рядом с ним. Лицо ее ды-
шало спокойствием,  сияло чистотой. Сейчас в нем было больше материнско-
го, чем безумного. - Поплачь, иногда это лучше всего.
   И Джонни плакал.

   Герберт сообщил, что тетушка Жермена умерла. Вера рассказала, что на-
конец-то есть деньги на молельный дом в Паунале и месяц назад, как толь-
ко оттаяла земля, началось строительство. Герберт добавил, что предложил
было свои услуги, но понял - честная работа заказчикам не по карману.
   - Просто ты неудачник,  - сказала Вера. Они помолчали, потом Вера за-
говорила вновь:
   - Надеюсь, ты понимаешь, Джонни, что твое выздоровление - божье чудо.
Доктора отчаялись. У Матфея в главе девятой сказано...
   - Вера, - предостерегающе произнес Герберт.
   - Конечно, то было чудо, мама. Я знаю.
   - Ты... ты знаешь?
   - Да. И хотел бы поговорить с тобой об этом... послушать твои сообра-
жения на сей счет... только дай мне встать на ноги.
   Она уставилась на него с открытым ртом.  Джонни посмотрел мимо нее на
отца,  и на какое-то мгновение их взгляды встретились. Джонни прочитал в
глазах отца облегчение. Герберт едва заметно кивнул.
   - Обратился!  - громко воскликнула Вера.  - Мой мальчик обратился! О,
хвала господу!
   - Вера,  тише,  - сказал Герберт.  - Хвали господа потише,  пока ты в
больнице.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.