Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Что-нибудь еще? - спросил Джонни.
   - Нет...  не сейчас.  Вам,  должно быть, не терпится увидеть ваших. Я
пришлю их.
   Он ждал и нервничал. Вторая койка была пуста; ракового больного убра-
ли, когда Джонни спал после укола.
   Открылась дверь.  Вошли мать с отцом. Джонни пережил шок и тут же по-
чувствовал  облегчение:  шок, потому  что они  д е й с т в и т е л ь н о
постарели;  облегчение,  потому  что  ненамного.  А  если  они не так уж
изменились, вероятно, то же самое можно сказать и о нем.

   Но что-то все-таки в нем изменилось,  изменилось бесповоротно - и эта
перемена могла быть роковой.
   Едва он успел так подумать,  как его обвили руки матери, запах ее фи-
алковых духов ударил в нос, она шептала:
   - Слава богу, Джонни, слава богу, что ты очнулся, слава богу. Он тоже
крепко обнял ее, но в руках еще не было силы, они тут же упали - и вдруг
за несколько секунд он понял,  что она чувствует, что думает и что с ней
случится.  Потом это ощущение исчезло, растворилось, подобно темному ко-
ридору,  который ему привиделся. Когда же Вера разомкнула объятия, чтобы
взглянуть на Джонни,  безудержная радость в ее глазах сменилась глубокой
озабоченностью. Он непроизвольно произнес:
   - Мам, ты принимай то лекарство. Так будет лучше. Глаза матери округ-
лились, она облизнула губы - Герберт был уже около нее, он еле сдерживал
слезы.  Отец похудел - не настолько,  насколько поправилась Вера, но все
же заметно.  Волосы у него поредели, однако лицо осталось таким же - до-
машним,  простым, дорогим. Он вытащил из заднего кармана большой цветной
платок и вытер глаза. Затем протянул руку.
   - Привет,  сынок,  - сказал он.  - Я рад, что ты опять с нами.
   Джонни пожал ее как можно  крепче; его бледные и безжизненные  пальцы
утонули  в  широкой  руке  отца.  Джонни  смотрел по очереди на родных -
сначала на мать, одетую  в просторный темно-синий брючный  костюм, потом
на  отца,  приехавшего  в  поистине  отвратительном  клетчатом  пиджаке,
который подошел  бы скорее  продавцу пылесосов  в Канзасе,  - и  залился
слезами.
   - Извините, - сказал он. - Извините, это просто...
   - Поплачь, - сказала Вера, садясь на кровать рядом с ним. Лицо ее ды-
шало спокойствием,  сияло чистотой. Сейчас в нем было больше материнско-
го, чем безумного. - Поплачь, иногда это лучше всего.
   И Джонни плакал.

   Герберт сообщил, что тетушка Жермена умерла. Вера рассказала, что на-
конец-то есть деньги на молельный дом в Паунале и месяц назад, как толь-
ко оттаяла земля, началось строительство. Герберт добавил, что предложил
было свои услуги, но понял - честная работа заказчикам не по карману.
   - Просто ты неудачник,  - сказала Вера. Они помолчали, потом Вера за-
говорила вновь:
   - Надеюсь, ты понимаешь, Джонни, что твое выздоровление - божье чудо.
Доктора отчаялись. У Матфея в главе девятой сказано...
   - Вера, - предостерегающе произнес Герберт.
   - Конечно, то было чудо, мама. Я знаю.
   - Ты... ты знаешь?
   - Да. И хотел бы поговорить с тобой об этом... послушать твои сообра-
жения на сей счет... только дай мне встать на ноги.
   Она уставилась на него с открытым ртом.  Джонни посмотрел мимо нее на
отца,  и на какое-то мгновение их взгляды встретились. Джонни прочитал в
глазах отца облегчение. Герберт едва заметно кивнул.
   - Обратился!  - громко воскликнула Вера.  - Мой мальчик обратился! О,
хвала господу!
   - Вера,  тише,  - сказал Герберт.  - Хвали господа потише,  пока ты в
больнице.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.