Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нельзя волноваться...
   Джонни немного приподнялся и рухнул без сил, лицо его блестело от по-
та. Взгляд беспомощно блуждал.
   - Мне двадцать семь? - бормотал он. - Двадцать семь. О господи.
   Браун шумно проглотил слюну. Когда Смит схватил его за руку ему стало
не  по себе;  ощущение было сильное,  как когда-то в детстве;  на память
пришла отвратительная сцена.  Брауну вспомнился пикник за  городом,  ему
было  лет  семь  или  восемь;  он присел и сунул руку во что-то теплое и
скользкое.  Присмотревшись,  он увидел,  что это червивые остатки сурка,
который  пролежал  под  лавровым кустом весь жаркий август.  Он закричал
тогда и готов был закричать сейчас,  однако  это  воспоминание  исчезло,
улетучилось,  а на смену ему пришел вопрос:  ОТКУДА ОН УЗНАЛ? ОН ПРИКОС-
НУЛСЯ КО МНЕ И СРАЗУ ЖЕ УЗНАЛ.
   Но двадцать лет научной работы дали себя знать,  и Браун выкинул  эту
чепуху из головы.  Известно немало случаев с коматозными больными, кото-
рые, проснувшись, знают многое из того, что происходило вокруг них, пока
они спали.  Как и многое другое, при коме это зависит от степени заболе-
вания. Джонни Смит никогда не был "пропащим" пациентом, его электроэнце-
фалограмма никогда не показывала безнадежную прямую,  в противном случае
Браун не разговаривал бы с ним сейчас. Иногда вид коматозных больных об-
манчив. Со стороны кажется, что они полностью отключились, однако их ор-
ганы чувств продолжают функционировать, только и более слабом, замедлен-
ном режиме. И конечно же, здесь был именно такой случай.
   Вернулась Мари Мишо.
   - С неврологией я договорилась, доктор Вейзак уже едет.
   - Мне  кажется,  Сэму  придется отложить встречу с мистером Смитом до
завтра, - сказал Браун. - Я хотел бы дать ему пять миллиграммов валиума.
   - Мне не нужно успокоительное,  - сказал Джонни.  - Я хочу  выбраться
отсюда. Я хочу знать, что случилось!
   - Всему свое время, - сказал Браун. - А сейчас важно, чтобы вы отдох-
нули.
   - Я уже отдыхаю четыре с половиной года!
   - Значит,  еще двенадцать часов не имеют особого значения, - безапел-
ляционно заявил Браун.
   Через несколько  секунд сестра протерла ему предплечье спиртом и сде-
лала укол.  Джонни почти сразу стал засыпать.  Браун и сестра выросли до
пятиметровой высоты.
   - Скажите мне по крайней мере одно, - сказал Джонни. Его голос, каза-
лось,  доносился из далекого далека.  Внезапно он подумал,  что это  ему
просто необходимо знать. - Ваша ручка. Как она называется?
   - Эта?  - Браун опустил ее вниз с головокружительной высоты.  Голубой
пластмассовый корпус,  волокнистый кончик. - Она называется фломастер. А
теперь спите, мистер Смит.
   Что Джонни и сделал; однако это слово преследовало его во сне, подоб-
но какому-то таинственному заклинанию,  исполненному  дурацкого  смысла:
ФЛОМАСТЕР... ФЛОМАСТЕР... ФЛОМАСТЕР...
   Герберт положил  телефонную трубку и долго не отрывал от нее глаз.  В
соседней комнате гремел телевизор,  включенный почти на полную мощность.
Орэл  Роберте говорил о футболе и исцеляющей любви Иисуса между футболом
и господом была,  наверное,  какая-то связь,  но Герберт ее  не  уловил.
Из-за телефонного звонка. Голос Орэла гулко гремел. Передача вот-вот за-
кончится, и Орэл напоследок заверит зрителей, что с ними должно случить-
ся что-то хорошее. Очевидно, Орэл прав.
   МОЙ МАЛЬЧИК,  думал Герберт. Если Вера молила о чуде, Герберт молился
о том,  чтобы сын умер.  Но услышана была молитва Веры. Что это значит и
как быть теперь? И как новость повлияет на нее?
   Он вошел в гостиную.  Вера сидела на кушетке. Ее ноги, в мягких розо-
вых шлепанцах,  покоились на подушечке.  На Вере был старый серый халат.
Она ела кукурузный початок.  Со времени происшествия с Джонни она попол-
нела почти на сорок фунтов,  и давление у нее  сильно  подскочило.  Врач

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.