Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нельзя волноваться...
   Джонни немного приподнялся и рухнул без сил, лицо его блестело от по-
та. Взгляд беспомощно блуждал.
   - Мне двадцать семь? - бормотал он. - Двадцать семь. О господи.
   Браун шумно проглотил слюну. Когда Смит схватил его за руку ему стало
не  по себе;  ощущение было сильное,  как когда-то в детстве;  на память
пришла отвратительная сцена.  Брауну вспомнился пикник за  городом,  ему
было  лет  семь  или  восемь;  он присел и сунул руку во что-то теплое и
скользкое.  Присмотревшись,  он увидел,  что это червивые остатки сурка,
который  пролежал  под  лавровым кустом весь жаркий август.  Он закричал
тогда и готов был закричать сейчас,  однако  это  воспоминание  исчезло,
улетучилось,  а на смену ему пришел вопрос:  ОТКУДА ОН УЗНАЛ? ОН ПРИКОС-
НУЛСЯ КО МНЕ И СРАЗУ ЖЕ УЗНАЛ.
   Но двадцать лет научной работы дали себя знать,  и Браун выкинул  эту
чепуху из головы.  Известно немало случаев с коматозными больными, кото-
рые, проснувшись, знают многое из того, что происходило вокруг них, пока
они спали.  Как и многое другое, при коме это зависит от степени заболе-
вания. Джонни Смит никогда не был "пропащим" пациентом, его электроэнце-
фалограмма никогда не показывала безнадежную прямую,  в противном случае
Браун не разговаривал бы с ним сейчас. Иногда вид коматозных больных об-
манчив. Со стороны кажется, что они полностью отключились, однако их ор-
ганы чувств продолжают функционировать, только и более слабом, замедлен-
ном режиме. И конечно же, здесь был именно такой случай.
   Вернулась Мари Мишо.
   - С неврологией я договорилась, доктор Вейзак уже едет.
   - Мне  кажется,  Сэму  придется отложить встречу с мистером Смитом до
завтра, - сказал Браун. - Я хотел бы дать ему пять миллиграммов валиума.
   - Мне не нужно успокоительное,  - сказал Джонни.  - Я хочу  выбраться
отсюда. Я хочу знать, что случилось!
   - Всему свое время, - сказал Браун. - А сейчас важно, чтобы вы отдох-
нули.
   - Я уже отдыхаю четыре с половиной года!
   - Значит,  еще двенадцать часов не имеют особого значения, - безапел-
ляционно заявил Браун.
   Через несколько  секунд сестра протерла ему предплечье спиртом и сде-
лала укол.  Джонни почти сразу стал засыпать.  Браун и сестра выросли до
пятиметровой высоты.
   - Скажите мне по крайней мере одно, - сказал Джонни. Его голос, каза-
лось,  доносился из далекого далека.  Внезапно он подумал,  что это  ему
просто необходимо знать. - Ваша ручка. Как она называется?
   - Эта?  - Браун опустил ее вниз с головокружительной высоты.  Голубой
пластмассовый корпус,  волокнистый кончик. - Она называется фломастер. А
теперь спите, мистер Смит.
   Что Джонни и сделал; однако это слово преследовало его во сне, подоб-
но какому-то таинственному заклинанию,  исполненному  дурацкого  смысла:
ФЛОМАСТЕР... ФЛОМАСТЕР... ФЛОМАСТЕР...
   Герберт положил  телефонную трубку и долго не отрывал от нее глаз.  В
соседней комнате гремел телевизор,  включенный почти на полную мощность.
Орэл  Роберте говорил о футболе и исцеляющей любви Иисуса между футболом
и господом была,  наверное,  какая-то связь,  но Герберт ее  не  уловил.
Из-за телефонного звонка. Голос Орэла гулко гремел. Передача вот-вот за-
кончится, и Орэл напоследок заверит зрителей, что с ними должно случить-
ся что-то хорошее. Очевидно, Орэл прав.
   МОЙ МАЛЬЧИК,  думал Герберт. Если Вера молила о чуде, Герберт молился
о том,  чтобы сын умер.  Но услышана была молитва Веры. Что это значит и
как быть теперь? И как новость повлияет на нее?
   Он вошел в гостиную.  Вера сидела на кушетке. Ее ноги, в мягких розо-
вых шлепанцах,  покоились на подушечке.  На Вере был старый серый халат.
Она ела кукурузный початок.  Со времени происшествия с Джонни она попол-
нела почти на сорок фунтов,  и давление у нее  сильно  подскочило.  Врач

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.