Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что это он, Джонни, лежит там.
   В последующие годы у него иногда появлялись предчувствия -  он  знал,
например,  какая пластинка зазвучит по радио еще до того, как диск-жокей
проигрывал ее,  - но он никогда не связывал их с падением на лед. К тому
времени он совсем забыл о нем.
   Да и  предчувствия  не  были столь уж необычными и не часто тревожили
Джонни.  До вечера на сельской ярмарке и истории с маской ничего особен-
ного не произошло. А потом вдруг несчастный случай.
   Позднее Джонни часто думал об этом.
   Выигрыш на "Колесе удачи" выпал перед вторым несчастным случаем.
   Как тревожное предостережение из детства.

   Стояло лето 1955 года; под палящим солнцем по Небраске и Айове кружил
коммивояжер.  Он сидел за рулем "меркюри" выпуска тысяча девятьсот пять-
десят третьего года, на спидометре было уже свыше семидесяти тысяч миль.
Клапаны "мерка" начинали заметно стучать.  Это был крупный молодой чело-
век,  эдакий рубаха-парень со Среднего Запада;  летом 1955-го, через ка-
кихнибудь четыре месяца после того,  как Грег Стилсон прогорел на маляр-
ном бизнесе, ему исполнилось только двадцать два года.
   Багажник и  заднее  сиденье машины были забиты картонными коробками с
книгами. В основном библии. Разного формата и толщины. Самой ходовой бы-
ла "Библия Американского Праведного Пути",  по доллару шестьдесят девять
центов за штуку,  с переплетом на авиационном клее,  снабженная шестнад-
цатью  цветными иллюстрациями и гарантией не рассыпаться по крайней мере
десять месяцев;  еще дешевле - шестьдесят пять центов - стоил "Новый За-
вет Американского Праведного Пути", тоже карманное издание, но без цвет-
ных иллюстраций, зато со словами Господа Нашего Иисуса Христа, набранны-
ми красным шрифтом; а для толстосумов имелось "Слово Божие Американского
Праведного Пути",  роскошная книга за  девятнадцать  долларов  девяносто
пять центов, с обложкой под белую кожу - на ней было оставлено место для
имени владельца, которое надлежало вывести золотом; книгу украшали двад-
цать четыре цветных иллюстрации,  а в середине располагались чистые лис-
ты,  куда можно было записывать дни рождений, даты свадеб и похорон. Это
великолепное "Слово Божие" могло протянуть целых два года. Была там так-
же коробка с книжками в мягких обложках под названием "Праведный Путь  в
Америке: коммунистическо-еврейский заговор против наших Соединенных Шта-
тов".
   Эта книжка,  напечатанная на дешевой макулатурной бумаге, шла у Грега
лучше, чем другие библии, вместе взятые. Там рассказывалось в подробнос-
тях о том,  как Ротшильды, Рузвельты и Гринблатты прибирают к рукам аме-
риканскую экономику и американское правительство.
   В Вашингтоне  помнили времена Маккарти;  на Среднем Западе звезда Джо
Маккарти еще не закатилась,  и Маргарет Чейз Смит из штата Мэн за ее на-
шумевшую Декларацию совести называли не иначе как "эта стерва".  Не счи-
тая книг о коммунизме, сельские клиенты Грега Стилсона питали нездоровый
интерес к литературе,  в которой говорилось о том,  что евреи правят ми-
ром.
   Грег завернул на пыльную подъездную аллею,  ведущую к фермерскому до-
му, что стоял в двадцати милях к западу от Эймса, штат Айова. Дом казал-
ся заброшенным и нежилым - шторы опущены,  двери коровника на запоре, не
поймешь,  есть  ли кто дома или нет,  но с фермерами всегда так:  сам не
попробуешь - не узнаешь.
   Этот девиз хорошо служил Грегу Стилсону уже около двух лет, с тех пор
как  они  с матушкой переехали из Оклахомы в Омаху.  На окраске домов не
разбогатеешь,  но ему хоть ненадолго нужно было избавиться  от  привкуса
Иисуса  во  рту,  да простится это маленькое святотатство.  Теперь же он
снова занялся своим делом - только на сей раз не как проповедник или бо-
рец за религиозные возрождение;  он с облегчением оставил прежний чудот-
ворный бизнес.
   Грег открыл дверцу машины и только ступил в пыль подъездной  дорожки,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.