Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что это он, Джонни, лежит там.
   В последующие годы у него иногда появлялись предчувствия -  он  знал,
например,  какая пластинка зазвучит по радио еще до того, как диск-жокей
проигрывал ее,  - но он никогда не связывал их с падением на лед. К тому
времени он совсем забыл о нем.
   Да и  предчувствия  не  были столь уж необычными и не часто тревожили
Джонни.  До вечера на сельской ярмарке и истории с маской ничего особен-
ного не произошло. А потом вдруг несчастный случай.
   Позднее Джонни часто думал об этом.
   Выигрыш на "Колесе удачи" выпал перед вторым несчастным случаем.
   Как тревожное предостережение из детства.

   Стояло лето 1955 года; под палящим солнцем по Небраске и Айове кружил
коммивояжер.  Он сидел за рулем "меркюри" выпуска тысяча девятьсот пять-
десят третьего года, на спидометре было уже свыше семидесяти тысяч миль.
Клапаны "мерка" начинали заметно стучать.  Это был крупный молодой чело-
век,  эдакий рубаха-парень со Среднего Запада;  летом 1955-го, через ка-
кихнибудь четыре месяца после того,  как Грег Стилсон прогорел на маляр-
ном бизнесе, ему исполнилось только двадцать два года.
   Багажник и  заднее  сиденье машины были забиты картонными коробками с
книгами. В основном библии. Разного формата и толщины. Самой ходовой бы-
ла "Библия Американского Праведного Пути",  по доллару шестьдесят девять
центов за штуку,  с переплетом на авиационном клее,  снабженная шестнад-
цатью  цветными иллюстрациями и гарантией не рассыпаться по крайней мере
десять месяцев;  еще дешевле - шестьдесят пять центов - стоил "Новый За-
вет Американского Праведного Пути", тоже карманное издание, но без цвет-
ных иллюстраций, зато со словами Господа Нашего Иисуса Христа, набранны-
ми красным шрифтом; а для толстосумов имелось "Слово Божие Американского
Праведного Пути",  роскошная книга за  девятнадцать  долларов  девяносто
пять центов, с обложкой под белую кожу - на ней было оставлено место для
имени владельца, которое надлежало вывести золотом; книгу украшали двад-
цать четыре цветных иллюстрации,  а в середине располагались чистые лис-
ты,  куда можно было записывать дни рождений, даты свадеб и похорон. Это
великолепное "Слово Божие" могло протянуть целых два года. Была там так-
же коробка с книжками в мягких обложках под названием "Праведный Путь  в
Америке: коммунистическо-еврейский заговор против наших Соединенных Шта-
тов".
   Эта книжка,  напечатанная на дешевой макулатурной бумаге, шла у Грега
лучше, чем другие библии, вместе взятые. Там рассказывалось в подробнос-
тях о том,  как Ротшильды, Рузвельты и Гринблатты прибирают к рукам аме-
риканскую экономику и американское правительство.
   В Вашингтоне  помнили времена Маккарти;  на Среднем Западе звезда Джо
Маккарти еще не закатилась,  и Маргарет Чейз Смит из штата Мэн за ее на-
шумевшую Декларацию совести называли не иначе как "эта стерва".  Не счи-
тая книг о коммунизме, сельские клиенты Грега Стилсона питали нездоровый
интерес к литературе,  в которой говорилось о том,  что евреи правят ми-
ром.
   Грег завернул на пыльную подъездную аллею,  ведущую к фермерскому до-
му, что стоял в двадцати милях к западу от Эймса, штат Айова. Дом казал-
ся заброшенным и нежилым - шторы опущены,  двери коровника на запоре, не
поймешь,  есть  ли кто дома или нет,  но с фермерами всегда так:  сам не
попробуешь - не узнаешь.
   Этот девиз хорошо служил Грегу Стилсону уже около двух лет, с тех пор
как  они  с матушкой переехали из Оклахомы в Омаху.  На окраске домов не
разбогатеешь,  но ему хоть ненадолго нужно было избавиться  от  привкуса
Иисуса  во  рту,  да простится это маленькое святотатство.  Теперь же он
снова занялся своим делом - только на сей раз не как проповедник или бо-
рец за религиозные возрождение;  он с облегчением оставил прежний чудот-
ворный бизнес.
   Грег открыл дверцу машины и только ступил в пыль подъездной  дорожки,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.