Случайный афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Без четверти  десять.  Дверь  беспрерывно  открывалась и закрывалась,
впуская самых разных людей - мужчин и женщин,  стариков и  молодых.  Зал
гудел,  воздух был пронизан ожиданием.  Они пришли сюда не за тем, чтобы
забрасывать вопросами законного представителя в конгрессе;  они  жаждали
увидеть,  наконец,  в своем городишке настоящую звезду. Джонни знал, что
на такие встречи с "нашими кандидатами" и  "нашими  когрессменами",  как
правило,  никто не приходил,  за исключением горстки фанатиков. Во время
избирательной кампании 1976 года дебаты в штате Мэн между Биллом  Коэном
и  его  противником Лейтоном Куни собрали,  не считая репортеров,  всего
двадцать шесть человек. Все эти тоскливые мероприятия неизменно проводи-
лись с большой помпой,  чтоб было чем козырнуть на очередных выборах,  а
ведь для любой такой встречи хватило бы места и в кладовке.
   Но здесь к десяти часам зал был набит,  и еще человек тридцать стояли
сзади. Всякий раз, когда дверь открывалась, Джонни крепче сжимал винтов-
ку. Он до сих пор не был уверен, что сумеет осуществить задуманное, хотя
на карту поставлено все.
   Десять ноль пять. Десять десять. Джонни с невольным облегчением поду-
мал, что Стилсон где-то задержался, а может, и вовсе не приедет.
   Но вот дверь распахнулась, и раздался зычный голос:
   - Эй!  Ну как поживает город Джэксон, штат Нью-Гэмпшир? По рядам про-
бежала волна оживления. Кто-то завопил:
   - Грег! Как жизнь?
   - Лучше некуда, - отозвался Стилсон. - Ты-то как, шельма?
   Всплеск аплодисментов сменился одобрительным гулом.
   - Эй, будет вам, - крикнул Грег, перекрывая гул.
   Он быстро шел к сцене, пожимая на ходу руки.
   Джонни  наблюдал  за  ним  в  прорезь  балюстрады.  На  Стилсоне было
тяжелое  пальто  из  невыделанной  кожи  с овчинным воротником, а вместо
привычной каски - вязанная лыжная  шапочка с ярко-красной кисточкой.   В
конце прохода он остановился  и помахал репортерам. Засверкали  блицы, и
снова грохнули аплодисменты, да такие, что задрожали перекрытия...
   И Джонни Смит понял: сейчас или никогда.
   Ему вдруг вспомнилось с ужасающей ясностью все, что он узнал о  Греге
Стилсоне  тогда,  в  Тримбулле.  В  его истерзанном мозгу раздался тупой
деревянный  звук  -  словно  произошло какое-то чудовищное столкновение.
Быть может, так  возвещает о себе  сама судьба. Проще  всего отложить до
следующего раза,  и пусть  себе Стилсон  говорит и  говорит. Проще всего
позволить ему уйти,  а самому сидеть,  обхватив голову руками,  и ждать,
когда рассосется толпа,  когда вернется сторож,  чтобы снять динамики  и
вымести мусор, и, пока все  это происходит, уговаривать себя, что  через
неделю будет другой город.
   Час пробил - судьба каждого человека на Земле зависела от  того,  что
произойдет в этом захолустье.
   Глухой стук в голове... как будто столкнулись полюса судьбы.
   Стилсон поднимался по ступенькам к трибуне. Он был весь на виду. Трое
в растегнутых пальто стояли у сцены, прислонившись к стене.
   Джонни встал.

   Все происходило словно в замедленной съемке.
   Ноги  свело  судорогой  от  долгого  сидения.  Суставы затрещали, как
отсыревшая  петарда.  Время,  казалось,  застыло,  аплодисменты гремели,
хотя уже поворачивались головы, и вытягивались шеи, и кто-то  вскрикнул,
потому что на галерее стоял человек,  и в руках у него была  винтовка, и
все  много  раз  видели  это  на  экране  телевизора  и  сейчас узнавали
классическую ситуацию. Она по-своему  была такой же неотъемлемой  частью
американской  жизни,  как  удивительный  мир  Диснея. Здесь политический
деятель, а там, наверху, человек, вооруженный винтовкой.
   Грег Стилсон  задрал  голову,  на  толстой  шее обозначились складки.
Подпрыгнула красная кисточка.
   Джонни вскинул винтовку. Приклад начал было гулять, но потом уткнулся

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.