Случайный афоризм
Мне конец, как только я кончу сочинять, и это меня радует. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Без четверти  десять.  Дверь  беспрерывно  открывалась и закрывалась,
впуская самых разных людей - мужчин и женщин,  стариков и  молодых.  Зал
гудел,  воздух был пронизан ожиданием.  Они пришли сюда не за тем, чтобы
забрасывать вопросами законного представителя в конгрессе;  они  жаждали
увидеть,  наконец,  в своем городишке настоящую звезду. Джонни знал, что
на такие встречи с "нашими кандидатами" и  "нашими  когрессменами",  как
правило,  никто не приходил,  за исключением горстки фанатиков. Во время
избирательной кампании 1976 года дебаты в штате Мэн между Биллом  Коэном
и  его  противником Лейтоном Куни собрали,  не считая репортеров,  всего
двадцать шесть человек. Все эти тоскливые мероприятия неизменно проводи-
лись с большой помпой,  чтоб было чем козырнуть на очередных выборах,  а
ведь для любой такой встречи хватило бы места и в кладовке.
   Но здесь к десяти часам зал был набит,  и еще человек тридцать стояли
сзади. Всякий раз, когда дверь открывалась, Джонни крепче сжимал винтов-
ку. Он до сих пор не был уверен, что сумеет осуществить задуманное, хотя
на карту поставлено все.
   Десять ноль пять. Десять десять. Джонни с невольным облегчением поду-
мал, что Стилсон где-то задержался, а может, и вовсе не приедет.
   Но вот дверь распахнулась, и раздался зычный голос:
   - Эй!  Ну как поживает город Джэксон, штат Нью-Гэмпшир? По рядам про-
бежала волна оживления. Кто-то завопил:
   - Грег! Как жизнь?
   - Лучше некуда, - отозвался Стилсон. - Ты-то как, шельма?
   Всплеск аплодисментов сменился одобрительным гулом.
   - Эй, будет вам, - крикнул Грег, перекрывая гул.
   Он быстро шел к сцене, пожимая на ходу руки.
   Джонни  наблюдал  за  ним  в  прорезь  балюстрады.  На  Стилсоне было
тяжелое  пальто  из  невыделанной  кожи  с овчинным воротником, а вместо
привычной каски - вязанная лыжная  шапочка с ярко-красной кисточкой.   В
конце прохода он остановился  и помахал репортерам. Засверкали  блицы, и
снова грохнули аплодисменты, да такие, что задрожали перекрытия...
   И Джонни Смит понял: сейчас или никогда.
   Ему вдруг вспомнилось с ужасающей ясностью все, что он узнал о  Греге
Стилсоне  тогда,  в  Тримбулле.  В  его истерзанном мозгу раздался тупой
деревянный  звук  -  словно  произошло какое-то чудовищное столкновение.
Быть может, так  возвещает о себе  сама судьба. Проще  всего отложить до
следующего раза,  и пусть  себе Стилсон  говорит и  говорит. Проще всего
позволить ему уйти,  а самому сидеть,  обхватив голову руками,  и ждать,
когда рассосется толпа,  когда вернется сторож,  чтобы снять динамики  и
вымести мусор, и, пока все  это происходит, уговаривать себя, что  через
неделю будет другой город.
   Час пробил - судьба каждого человека на Земле зависела от  того,  что
произойдет в этом захолустье.
   Глухой стук в голове... как будто столкнулись полюса судьбы.
   Стилсон поднимался по ступенькам к трибуне. Он был весь на виду. Трое
в растегнутых пальто стояли у сцены, прислонившись к стене.
   Джонни встал.

   Все происходило словно в замедленной съемке.
   Ноги  свело  судорогой  от  долгого  сидения.  Суставы затрещали, как
отсыревшая  петарда.  Время,  казалось,  застыло,  аплодисменты гремели,
хотя уже поворачивались головы, и вытягивались шеи, и кто-то  вскрикнул,
потому что на галерее стоял человек,  и в руках у него была  винтовка, и
все  много  раз  видели  это  на  экране  телевизора  и  сейчас узнавали
классическую ситуацию. Она по-своему  была такой же неотъемлемой  частью
американской  жизни,  как  удивительный  мир  Диснея. Здесь политический
деятель, а там, наверху, человек, вооруженный винтовкой.
   Грег Стилсон  задрал  голову,  на  толстой  шее обозначились складки.
Подпрыгнула красная кисточка.
   Джонни вскинул винтовку. Приклад начал было гулять, но потом уткнулся

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.