Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Джонни облизал  губы  и  крепче сжал винтовку.  Он окинул взглядом из
конца в конец галерею. Справа она упиралась в глухую стену, слева уходи-
ла  к  служебным помещениям.  Туда кинуться или сюда - невелика разница.
Стоит ему пошевелиться, и они услышат. Пустой зал - тот же усилитель. Он
в ловушке.
   Внизу послышались  шаги.  Открылась  и  закрылась  дверь на лестницу.
Джонни ждал,  оцепеневший и беспомощный.  Прямо под ним разговаривали те
двое и сторож, но он не понимал ни слова. Джонни повернул голову медлен-
но,  как робот;  он уставился в дальний конец галереи, ожидая, когда там
появится тот,  кого Санни Эллиман назвал Мучи. Скучающее лицо Мучи мгно-
венно перекосит от неожиданности,  и он заорет:  ЭЙ, САННИ, ТУТ КАКОЙ-ТО
ТИП!
   Он слышал  приглушенные шаги Мучи,  поднимавшегося по лестнице.  Надо
что-то придумать,  что угодно. Заклинило. Сейчас его обнаружат, вот-вот,
и как быть - неизвестно. Что бы он ни сделал, все полетит к чертям.
   Открывались и закрывались двери,  с каждым разом все явственно. Капля
пота упала со лба Джонни и  оставила  темное  пятнышко  на  джинсах.  Он
вспомнил  каждую из дверей,  мимо которых проходил.  Мучи уже заглянул к
ПРЕДСЕДАТЕЛЮ, и к ЧЛЕНАМ ГОРОДСКОГО УПРАВЛЕНИЯ, и к НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТО-
РУ.  Вот он открывает дверь МУЖСКОГО ТУАЛЕТА,  вот заглядывает в кабинет
ПОПЕЧИТЕЛЯ БЕДНЫХ,  а сейчас в ДАМСКИЙ ТУАЛЕТ.  Следующая дверь ведет на
галерею.
   Дверь открылась.
   Мучи сделал два шага к балюстраде.
   - Ну что, Санни? Доволен?
   - Как там? Все тихо?
   - Ага, как в гробу у тещи, - откликнулся Мучи, и внизу загоготали.
   - Тогда спускайся и пошли кофейку попьем, - сказал третий.
   Невероятно, но пронесло.  Захлопнулась дверь. Послышались удаляющиеся
шаги - сначала в коридоре, затем на лестнице.
   Джонни обмяк,  у него поплыло перед глазами,  на  мгновение  предметы
слились в сплошное серое пятно.  Стук входной двери, означавший, что они
ушли, вернул его к действительности.
   - Вот стервецы,  - сказал внизу привратник свое веское  слово.  После
чего тоже ушел, и следующие минут двадцать Джонни провел в одиночестве.

   Около половины  десятого  зал  постепенно начал заполняться.  Сначала
вошли три дамы - пожилые, в черных вечерних платьях; они трещали как со-
роки.  Дамы выбрали места поближе к печке,  где он их почти не видел,  и
взяли с сидений глянцевитые буклеты, состоявшие, похоже, из одних фотог-
рафий Грега Стилсона.
   - Я его просто обожаю,  - сказал одна.  - Я уже три раза брала у него
автограф и сегодня возьму.
   Больше о Греге Стилсоне речи не было. Дамы переключились на предстоя-
щую воскресную службу в методистской церкви.
   Джонни, сидевший  над печкой,  из сосульки превратился в размягченный
воск.  Во время затишья между уходом стилсоновской охраны  и  появлением
первых жителей города Джэксона он сбросил не только куртку,  но и рубаш-
ку.  Он то и дело вытирал платком пот.  Опять  начал  дергаться  больной
глаз, все виделось сквозь красноватую пелену.
   Входная дверь отворилась, послышался дробный стук оббиваемой обуви, а
затем четверо мужчин в клетчатых пиджаках прошли через весь зал  и  усе-
лись  в  первом ряду.  Один из них тут же начал рассказывать французский
анекдот.
   Появилась молодая женщина лет двадцати  трех  с  сынишкой  в  голубом
спортивном комбинезоне с ярко-желтой отделкой. Мальчику на вид было года
четыре. Он сразу же спросил, можно ли ему поговорить в микрофон.
   - Нельзя, малыш, - сказала женщина, и они сели позади мужчин. Мальчик
заколотил ногами по передней скамье, и один из мужчин полуобернулся.
   - Перестань, - сказала женщина.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.