Случайный афоризм
Желание быть писателем - это не претензия на определенный статус в обществе, а бытийная устремленность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Каждый уик-энд,  говорите?  - Джонни отхлебнул из кружки. - Куда же
это? В Тримбулл? В Риджуэй? В большие города?
   - У  него своя система,  - сказал О'Доннелл с оттенком уважения,  как
человек, который сам никогда не жил по системе. - Пятнадцать городов, от
главного до самых маленьких вроде Тиммесдейла и Куртерской Засеки.  Каж-
дую неделю - один город,  пока все на объедет, а потом по новой. Знаете,
сколько народу в Куртерской Засеке?  Восемьсот душ. Так что вы скажете о
человеке,  который променял Вашингтон на Куртерскую Засеку,  где в  зале
такой  собачий  холод,  что  зад  к скамейке примерзает?  Повашему,  это
"иди-ка, дружище, куда подальше"?
   - Непохоже, - признал Джонни. - И что же он делает? Пожимает всем ру-
ки?
   - Нет, в каждом городе он заказывает зал. На всю субботу.
   В десять  утра  он  обычно уже на месте,  и можно прийти поговорить с
ним. Поделиться соображениями. Если задают вопросы, он отвечает. Если не
может ответить, он возвращается в Вашингтон и там находит ответ!-Он тор-
жествующе посмотрел на Джонни.
   - И когда же он последний раз был в Тиммесдейле?
   - Пару месяцев назад, - сказал О'Доннелл. Он отошел к кассе и порылся
в каких-то бумагах. Вернувшись, он положил перед Джонни газетную вырезку
с загнутым уголком. - Вот. Судите сами.
   Это была вырезка из риджуэйской газеты.  Довольно старой. Заметка на-
зывалась ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ; НАРОД, ГОВОРИТ СТИЛСОН, ПРИХОДИТ К СВОЕМУ КОНГ-
РЕССМЕНУ!  Первый абзац звучал так,  словно его позаимствовали в стилсо-
новской пресс-группе.  Ниже следовал перечень городов, где побывал Грег,
и предполагаемые даты. В Тиммесдейле он уже не появится до середины мар-
та.
   - Да, впечатляет, - сказал Джонни.
   - Еще бы. И не я один так считаю.
   - Тут сказано, что он был в Куртерской Засеке на прошлой неделе.
   - Точно,  - сказал О'Доннелл и засмеялся.  - Ох уж эта мне Куртерская
Засека! Как насчет еще одной кружки, Джонни?
   - Только с вами за компанию,  - сказал Джонни и положил на стойку два
доллара.
   - А почему бы и нет?
   Одна из старых пьянчужек кинула монетку в музыкальный автомат, и Тэм-
ми Уайнетт надтреснутым и усталым голосом,  будто ей смертельно не хоте-
лось петь в таком месте, затянула "Любимому во всем будь верной".
   - Эй,  Дик! - прохрипела вторая. - Что-то твой сервис уж больно нена-
вязчивый.
   - Заткнись! - рявкнул О'Доннелл.
   - ...тебе! - отозвалась она и заржала.
   - Кларисса,  черт тебя дери,  я,  кажется, предупреждал, чтобы в моем
баре не выражаться! Я, ведь предупреждал...
   - Да ладно тебе, неси лучше пиво.
   - Видеть  не  могу этих потаскух,  - сказал сквозь зубы О'Доннелл.  -
Шлюхи старые. Сто лет здесь сшиваются. Вот ведь мир устроен.
   - Ваша правда.
   - Вы уж извините,  я мигом. Вообще-то у меня есть помощница, но зимой
она приходит только по пятницам и субботам.
   О'Доннелл налил  пиво в  две огромные  кружки и  отнес их пьянчужкам.
Он что-то  сказал им,  а Кларисса  опять выдала  "...тебе!" - и заржала.
Призраки прошлого  наводнили пивную.  Крутилась заигранная  пластинка, и
сквозь треск  пробивался голос  Тэмми Уайнетт.  Батареи отопления  грели
немилосердно,  в   баре  сделалось   жарко  и   душно,  снежная    крупа
прокатывалась дробью по стеклам. Джонни потер виски. Этот бар, он  давно
знаком ему  - по  сотне других,  в таких  же городишках.  Болела голова.
Пожав  О'Доннеллу  руку,  он  узнал,  что  у  бармена есть матерый пес -
какая-то помесь,  - обученный  набрасываться по  команде на  человека. И
больше всего Дик О'Доннел мечтает  о том, чтобы как-нибудь ночью  к нему

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.