Случайный афоризм
Главным достоинством писателя является знание того, чего писать не нужно. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Каждый уик-энд,  говорите?  - Джонни отхлебнул из кружки. - Куда же
это? В Тримбулл? В Риджуэй? В большие города?
   - У  него своя система,  - сказал О'Доннелл с оттенком уважения,  как
человек, который сам никогда не жил по системе. - Пятнадцать городов, от
главного до самых маленьких вроде Тиммесдейла и Куртерской Засеки.  Каж-
дую неделю - один город,  пока все на объедет, а потом по новой. Знаете,
сколько народу в Куртерской Засеке?  Восемьсот душ. Так что вы скажете о
человеке,  который променял Вашингтон на Куртерскую Засеку,  где в  зале
такой  собачий  холод,  что  зад  к скамейке примерзает?  Повашему,  это
"иди-ка, дружище, куда подальше"?
   - Непохоже, - признал Джонни. - И что же он делает? Пожимает всем ру-
ки?
   - Нет, в каждом городе он заказывает зал. На всю субботу.
   В десять  утра  он  обычно уже на месте,  и можно прийти поговорить с
ним. Поделиться соображениями. Если задают вопросы, он отвечает. Если не
может ответить, он возвращается в Вашингтон и там находит ответ!-Он тор-
жествующе посмотрел на Джонни.
   - И когда же он последний раз был в Тиммесдейле?
   - Пару месяцев назад, - сказал О'Доннелл. Он отошел к кассе и порылся
в каких-то бумагах. Вернувшись, он положил перед Джонни газетную вырезку
с загнутым уголком. - Вот. Судите сами.
   Это была вырезка из риджуэйской газеты.  Довольно старой. Заметка на-
зывалась ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ; НАРОД, ГОВОРИТ СТИЛСОН, ПРИХОДИТ К СВОЕМУ КОНГ-
РЕССМЕНУ!  Первый абзац звучал так,  словно его позаимствовали в стилсо-
новской пресс-группе.  Ниже следовал перечень городов, где побывал Грег,
и предполагаемые даты. В Тиммесдейле он уже не появится до середины мар-
та.
   - Да, впечатляет, - сказал Джонни.
   - Еще бы. И не я один так считаю.
   - Тут сказано, что он был в Куртерской Засеке на прошлой неделе.
   - Точно,  - сказал О'Доннелл и засмеялся.  - Ох уж эта мне Куртерская
Засека! Как насчет еще одной кружки, Джонни?
   - Только с вами за компанию,  - сказал Джонни и положил на стойку два
доллара.
   - А почему бы и нет?
   Одна из старых пьянчужек кинула монетку в музыкальный автомат, и Тэм-
ми Уайнетт надтреснутым и усталым голосом,  будто ей смертельно не хоте-
лось петь в таком месте, затянула "Любимому во всем будь верной".
   - Эй,  Дик! - прохрипела вторая. - Что-то твой сервис уж больно нена-
вязчивый.
   - Заткнись! - рявкнул О'Доннелл.
   - ...тебе! - отозвалась она и заржала.
   - Кларисса,  черт тебя дери,  я,  кажется, предупреждал, чтобы в моем
баре не выражаться! Я, ведь предупреждал...
   - Да ладно тебе, неси лучше пиво.
   - Видеть  не  могу этих потаскух,  - сказал сквозь зубы О'Доннелл.  -
Шлюхи старые. Сто лет здесь сшиваются. Вот ведь мир устроен.
   - Ваша правда.
   - Вы уж извините,  я мигом. Вообще-то у меня есть помощница, но зимой
она приходит только по пятницам и субботам.
   О'Доннелл налил  пиво в  две огромные  кружки и  отнес их пьянчужкам.
Он что-то  сказал им,  а Кларисса  опять выдала  "...тебе!" - и заржала.
Призраки прошлого  наводнили пивную.  Крутилась заигранная  пластинка, и
сквозь треск  пробивался голос  Тэмми Уайнетт.  Батареи отопления  грели
немилосердно,  в   баре  сделалось   жарко  и   душно,  снежная    крупа
прокатывалась дробью по стеклам. Джонни потер виски. Этот бар, он  давно
знаком ему  - по  сотне других,  в таких  же городишках.  Болела голова.
Пожав  О'Доннеллу  руку,  он  узнал,  что  у  бармена есть матерый пес -
какая-то помесь,  - обученный  набрасываться по  команде на  человека. И
больше всего Дик О'Доннел мечтает  о том, чтобы как-нибудь ночью  к нему

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.