Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ей  подружкой  Патти  Стрэн  к Джонни и показал ему подарок родителей по
случаю окончания школы - часы "пульсар" последней модели.
   - Вообще-то я просил робота,  но старики не потянули,  - сказал  Чак.
Джонни засмеялся. Они еще немного поговорили, и тут Чак рубанул: - Я вам
очень благодарен,  Джонни.  Если б не вы, я бы сегодня не получил аттес-
тат.
   - Не преувеличивай,  дружище, - сказал Джонни. Его обеспокоили дрожа-
щие нотки в голосе Чака. - Порода есть порода.
   - Я ему то же самое все время внушаю,  - сказала подружка Чака.  Очки
до поры скрывали ее холодную изысканную красоту.
   - Допустим,  - сказал Чак.  - Допустим.  И все же я знаю, кому обязан
своим аттестатом.  Огромное вам спасибо. - Он обнял Джонни и слегка при-
тянул к себе.
   И вдруг - вспышкой - резкая, яркая картина, заставившая Джонни отпря-
нуть и схватиться за голову,  как будто Чак не обнял его, а ударил. Кар-
тина отпечалась в мозгу, точно с клише.
   - Нет, - сказал он. - Н е т  в ы х о д а. Не ходите туда, ни ты, ни
она.
   Чак опасливо попятился. Он почувствовал ЧТО-ТО. Что-то холодное, тем-
ное, непостижимое. Ему вдруг расхотелось прикасаться к Джонни; в эту ми-
нуту у него было одно желание - никогда больше не дотрагиваться до Джон-
ни.  Он словно узнал,  что чувствуешь,  когда тебя живьем заколачивают в
гробу.
   - Джонни, - сказал он, и голос его дрогнул. - Что... что это?..
   Роджер, подходивший  к  ним с бокалами,  в растерянности остановился.
Джонни смотрел мимо Чака на далекие грозовые тучи. Глаза у него были от-
сутствующие и затуманенные.
   - Вам туда нельзя. Там нет громоотводов, - сказал он.
   - Джонни...  - Чак в страхе повернулся к отцу.  - По-моему, у него...
обморок, что ли.
   - Молния, - возвестил Джонни во весь голос. Люди стали оборачиваться.
Он простирал к ним руки. - Пожар. Пробита изоляция. Двери заперты. Горя-
щие люди... запах жареной свинины.
   - О чем это он?  - вскрикнула подружка Чака.  Разговоры прекратились.
Все смотрели на Джонни, застыв с тарелками и бокалами в руках.
   - Джон!  Джонни!  Что случилось?  Очнитесь.  - Роджер шагнул к нему и
щелкнул пальцами перед невидящими глазами  Джонни.  На  западе  забурчал
гром - словно где-то там великаны ссорятся за картами. - Что случилось?
   Голос Джонни  звучал отчетливо и громко,  его слышали все пятьдесят с
лишним человек - бизнесмены,  учителя,  их  жены,  выпускники  даремской
средней школы.
   - Сегодня  вечером  Чак должен сидеть дома,  не то он сгорит вместе с
остальными.  Будет пожар, страшный пожар. Не пускайте его в "Кэти". Уда-
рит молния,  и когда приедут пожарники,  все уже сгорит дотла. Загорится
проводка.  У выходов найдут обугленные тела.  Опознать  их  можно  будет
только по пломбам в зубах. Там... там...
   Патти Стрэн закричала и уронила пластиковый стакан - кубики льда рас-
сыпались по траве, сверкая, как огромные алмазы. Еще секунду она стояла,
пошатываясь,  а  затем упала без чувств - в своем воздушном,  пастельных
тонов,  вечернем платье,  - и ее мать метнулась на помощь, бросив Джонни
на ходу:
   - Да что с вами? Что, я вас спрашиваю?
   Чак, белый как мел, смотрел на Джонни расширенными зрачками.
   Глаза у Джонни начали проясняться. Он озирался, встречая устремленные
на него взгляды.
   - Простите, - пробормотал он.
   Мать Патти стояла на коленях,  приподняв голову  дочери,  и  легонько
похлопывала ее по щекам. Девушка зашевелилась и застонала.
   - Джонни...  - прошептал Чак и, не дожидаясь ответа, бросился к своей
подружке.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.