Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Это что, очередной вопрос с подвохом? - спросил Чак.
   - Нет.
   - А они меня схватят?
   - О чем ты? - До Чака никто не задавал этого вопроса.
   - Если я убью его.  Они меня схватят?  И подвесят на фонарном столбе,
чтобы я дрыгнул в воздухе ножками.
   - Не знаю, - сказал Джонни. - Но скорее всего они тебя схватят.
   - И нельзя будет перенестись на машине времени в этот прекрасный мир?
В славный семьдесят седьмой год?
   - Боюсь, что нет.
   - Ну и ладно. Я бы так и так убил его.
   - Значит, убил бы?
   - Ясное дело.  - Чак ухмыльнулся.  - Запасся бы цианистым калием, или
зашил в воротник рубашки бритвенное лезвие,  или еще  что-нибудь  такое.
Чтобы не измывались, когда схватят. Но я бы это сделал. Иначе я бы с ума
сходил, что все они, эти миллионы погибших по его милости, будут пресле-
довать меня до самой смерти.
   - До самой смерти, - повторил Джонни каким-то больным голосом.
   - Вы что, Джонни?
   Джонни заставил себя улыбнуться.
   - Все в порядке. Просто сердце провалилось куда-то на секунду.
   Чак продолжал чтение "Джуда" под почти безоблачным небом.

   Май.
   И вновь  запах  сена,  и вновь все заполняют жимолость,  пыль и розы.
Весна гостит в Новой Англии недолго,  одну неповторимую недельку,  а там
диск-жокеи поставят "золотые пластинки" ансамбля "Бич Бойз", рев "хонды"
огласит окрестности, и с шумом ввалится разгоряченное лето.
   Как-то вечером в конце этой неповторимой недели  Джонни  сидел  дома,
всматриваясь в мягкий и глубокий весенний сумрак.  Чак отбыл на школьный
бал со своей новой подружкой, куда более развитой, чем ее предшественни-
цы.  Она читает, доверительно сообщил Чак Джонни, - это был разговор лю-
дей, знающих, что почем на белом свете.
   Нго больше не жил в поместье. В конце марта он получил гражданство, в
апреле предложил свои услуги в качестве портье в одном из отелей курорт-
ного местечка в Северной Каролине, три недели назад поехал туда на собе-
седование и сразу же был принят. Перед отъездом зашел к Джонни.
   - Мне  кажется,  вы  зря так беспокоитесь из-за тигров,  вы видите их
там,  где их нет,  - сказал он.  - У тигра полосы сливаются с зарослями,
так что его не разглядеть.  Вот беспокойному человеку и начинают повсюду
мерещиться тигры.
   - Но ведь тигр есть, - возразил Джонни.
   - Возможно, - согласился Нго. - Только он где-то прячется. А тем вре-
менем вы таете на глазах.
   Джонни встал,  подошел к холодильнику и,  налив себе пепси,  вышел со
стаканом на веранду. Он сидел, потягивал пепси и думал о том, как повез-
ло людям, что путешествие во времени невозможно. Оранжевый глаз луны за-
жегся над соснами, кровавая дорожка перечеркнула бассейн. Заквакали, за-
бултыхались первые лягушки.  Немного погодя Джонни зашел в дом и плеснул
себе в пепси изрядную порцию рома.  Потом вернулся на террасу, снова сел
со стаканом в руке и стал смотреть,  как луна,  поднимаясь все выше,  из
оранжевой постепенно превращалась в таинственную серебряную.
   23 июня 1977 года Чак прощался со школой.  Джонни,  надевший по этому
случаю  парадный  костюм,  сидел в душном зале вместе с Роджером и Шелли
Чатсворт и смотрел,  как ему, сорок третьему по счету, вручали аттестат.
Шелли прослезилась.
   А потом  был  банкет на лужайке перед домом Чатсвортов.  День выдался
жаркий и влажный. Грозные тучи с багровым брюхом скапливались на западе;
они  медленно  ползли  вдоль горизонта и,  судя по всему,  не собирались
приближаться. Чак, раскрасневшийся после трех коктейлей, подошел со сво-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.