Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Это что, очередной вопрос с подвохом? - спросил Чак.
   - Нет.
   - А они меня схватят?
   - О чем ты? - До Чака никто не задавал этого вопроса.
   - Если я убью его.  Они меня схватят?  И подвесят на фонарном столбе,
чтобы я дрыгнул в воздухе ножками.
   - Не знаю, - сказал Джонни. - Но скорее всего они тебя схватят.
   - И нельзя будет перенестись на машине времени в этот прекрасный мир?
В славный семьдесят седьмой год?
   - Боюсь, что нет.
   - Ну и ладно. Я бы так и так убил его.
   - Значит, убил бы?
   - Ясное дело.  - Чак ухмыльнулся.  - Запасся бы цианистым калием, или
зашил в воротник рубашки бритвенное лезвие,  или еще  что-нибудь  такое.
Чтобы не измывались, когда схватят. Но я бы это сделал. Иначе я бы с ума
сходил, что все они, эти миллионы погибших по его милости, будут пресле-
довать меня до самой смерти.
   - До самой смерти, - повторил Джонни каким-то больным голосом.
   - Вы что, Джонни?
   Джонни заставил себя улыбнуться.
   - Все в порядке. Просто сердце провалилось куда-то на секунду.
   Чак продолжал чтение "Джуда" под почти безоблачным небом.

   Май.
   И вновь  запах  сена,  и вновь все заполняют жимолость,  пыль и розы.
Весна гостит в Новой Англии недолго,  одну неповторимую недельку,  а там
диск-жокеи поставят "золотые пластинки" ансамбля "Бич Бойз", рев "хонды"
огласит окрестности, и с шумом ввалится разгоряченное лето.
   Как-то вечером в конце этой неповторимой недели  Джонни  сидел  дома,
всматриваясь в мягкий и глубокий весенний сумрак.  Чак отбыл на школьный
бал со своей новой подружкой, куда более развитой, чем ее предшественни-
цы.  Она читает, доверительно сообщил Чак Джонни, - это был разговор лю-
дей, знающих, что почем на белом свете.
   Нго больше не жил в поместье. В конце марта он получил гражданство, в
апреле предложил свои услуги в качестве портье в одном из отелей курорт-
ного местечка в Северной Каролине, три недели назад поехал туда на собе-
седование и сразу же был принят. Перед отъездом зашел к Джонни.
   - Мне  кажется,  вы  зря так беспокоитесь из-за тигров,  вы видите их
там,  где их нет,  - сказал он.  - У тигра полосы сливаются с зарослями,
так что его не разглядеть.  Вот беспокойному человеку и начинают повсюду
мерещиться тигры.
   - Но ведь тигр есть, - возразил Джонни.
   - Возможно, - согласился Нго. - Только он где-то прячется. А тем вре-
менем вы таете на глазах.
   Джонни встал,  подошел к холодильнику и,  налив себе пепси,  вышел со
стаканом на веранду. Он сидел, потягивал пепси и думал о том, как повез-
ло людям, что путешествие во времени невозможно. Оранжевый глаз луны за-
жегся над соснами, кровавая дорожка перечеркнула бассейн. Заквакали, за-
бултыхались первые лягушки.  Немного погодя Джонни зашел в дом и плеснул
себе в пепси изрядную порцию рома.  Потом вернулся на террасу, снова сел
со стаканом в руке и стал смотреть,  как луна,  поднимаясь все выше,  из
оранжевой постепенно превращалась в таинственную серебряную.
   23 июня 1977 года Чак прощался со школой.  Джонни,  надевший по этому
случаю  парадный  костюм,  сидел в душном зале вместе с Роджером и Шелли
Чатсворт и смотрел,  как ему, сорок третьему по счету, вручали аттестат.
Шелли прослезилась.
   А потом  был  банкет на лужайке перед домом Чатсвортов.  День выдался
жаркий и влажный. Грозные тучи с багровым брюхом скапливались на западе;
они  медленно  ползли  вдоль горизонта и,  судя по всему,  не собирались
приближаться. Чак, раскрасневшийся после трех коктейлей, подошел со сво-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.