Случайный афоризм
Подлинно великие писатели - те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - И все? - спросил Ланкте.
   - Все,  - сказал Джонни и, поколебавшись, добавил: - Ну, разве что...
я думаю, он победит на выборах.
   - Никто и не сомневается, - сказал Ланкте. - Если только мы не раздо-
будем чего-нибудь компрометирующего. А пока я полностью согласен с Бейс-
сом. Держитесь от Стилсона подальше.
   - За меня не беспокойтесь. - Джонни скомкал бумажный стаканчик и выб-
росил его.  - Приятно с вами беседовать, джентльмены, но мне еще ехать в
Дарем.
   - Вы не собираетесь возвращаться в Мэн,  Джонни?  - как бы  мимоходом
спросил Ланкте.
   - Не знаю.  - Он переводил взгляд с поджарого, лощеного Ланкте, выби-
вавшего новую сигарету о циферблат часов,  на Бейсса, крупного, усталого
человека с лицом таксы.  - Как,  по-вашему,  он попытается пойти дальше?
Если попадет в палату представителей?
   - Одному богу известно, - изрек Бейсс, возводя очи горе.
   - Такие приходят и уходят, - сказал Ланкте. Глаза его, темно-карие до
черноты,  безотрывно изучали Джонни. - Они как какой-нибудь редкий ради-
оактивный элемент,  который моментально распадается. У людей вроде Стил-
сона  нет  твердой политической платформы,  их временные коалиции быстро
разваливаются.  Видели сегодня толпу?  Студенты и ткачихи превозносят до
небес одного и того же человека! Это не политика, это мода, что-то вроде
повального увлечения хула-хупами,  или енотовыми шапками,  или  париками
а-ля  битлз.  Он  получит  место в палате представителей и будет снимать
пенки до семьдесят восьмого года.  На этом все  кончится,  помяните  мое
слово.
   Но Джонни сомневался.

   На следующий  день лоб у Джонни расцветился слева всеми цветами раду-
ги.  Темно-пурпурный - почти черный - над бровью переходил в красный,  а
на виске - отвратительное ярко-желтое пятно. Веко припухло, придав физи-
ономии зверское выражение,  точно у какого-нибудь подмигивающего фигляра
в пошлом ревю.
   Он двадцать раз с головой окунулся в бассейн и, тяжело дыша, откинул-
ся в шезлонге.  Чувствовал он себя хуже некуда.  Минувшей ночью он  спал
меньше четырех часов, да и эти четыре часа его одолевали кошмары.
   - Привет, Джонни... Как поживаете?
   Он обернулся. Это был Нго, в рабочем комбинезоне и рукавицах, на лице
вежливая улыбка. За его спиной стояла красная тележка с саженцами карли-
ковых сосен, их корни бьши укутаны мешковиной. Вспомнив, как Нго называл
сосенки, он сказал:
   - Опять, я вижу, сорняки сажаете.
   - Да,  приходится.  - Нго сморщил нос.  - Мистер Чатсворт их любит. Я
ему говорю:  это один смех,  а не деревья. Таких деревьев в Новой Англии
видимо-невидимо.  Тогда он делает так... - Тут лицо Нго сморщилось, и он
стал  похож  на  карикатурного монстрика из какой-нибудь передачи на сон
грядущий. - И отвечает: "Ваше дело сажать".
   Джонни рассмеялся.  В этом весь Чатсворт. Он непременно должен насто-
ять на своем.
   - Ну как вам понравилась встреча с кандидатом?
   - Очень поучительно, - сказал Нго, вежливо улыбаясь. Взгляд его ниче-
го не выражал. Может, он даже и не заметил, как лучезарно светился лоб у
Джонни. - Да, очень поучительно, нам всем очень нравится.
   - Прекрасно.
   - А как вам?
   - Не очень, - сказал Джонни и осторожно прикоснулся пальцами к синяку
- до сих пор болело.
   - Да,  плохо,  надо было приложить сырое мясо,  - сказал Нго со своей
неизменной улыбкой.
   - И как он вам, Нго? Рут Чен и ее сестре? И всем остальным?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.