Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ло  и застучало в висках,  и слезы уже готовы были навернуться на глаза.
Она сильно сжала его руку.
   - Джонни, ты мне нравишься, ты знаешь это?
   - Ты мне нравишься еще больше, - серьезно сказал он.
   - Покатай меня на чертовом колесе, - вдруг потребовала она с улыбкой.
Больше никаких разговоров на эту тему.  Сначала надо все обдумать, попы-
таться заглянуть в будущее. - Я хочу взлететь наверх, откуда мы все уви-
дим.
   - Можно тебя поцеловать наверху?
   - Дважды, если успеешь.
   Она привела его к билетной кассе,  где он оставил еще одну долларовую
бумажку. Покупая билеты, он рассказывал:
   - Когда я учился в школе, я знал парня, служившего на подобной ярмар-
ке,  так он рассказывал,  что работяги,  собирающие эти колеса, обычно в
стельку пьяные и забывают завинтить...
   - Иди к черту, - беззаботно сказала она. - Никто не живет вечно.
   - Но все стремятся к этому, ты разве не замечала? - сказал он, усажи-
ваясь следом за ней в качающуюся гондолу.
   Наверху он поцеловал ее несколько раз, октябрьский ветер ерошил воло-
сы, и ярмарочные аллеи раскидывались внизу, подобно светящемуся в темно-
те циферблату.
   После чертова  колеса  они  покатались  на детской карусели,  хотя он
честно сознался,  что чувствует себя паршиво.  Ноги у  него  были  такие
длинные,  что ему пришлось широко их расставить, садясь на гипсового ко-
ня. Она нарочно рассказала ему, что знала в школе девочку, у которой бы-
ло  больное сердце,  но никто об этом не догадывался,  и вот однажды она
пошла кататься на карусели с приятелем, и...
   - Когда-нибудь ты пожалеешь,  - со спокойной  убежденностью  произнес
он, - Нельзя, Сара, строить отношения на обмане. Она показала ему язык.
   Потом был зеркальный лабиринт, действительно хороший, Саре вспомнился
роман Брэдбери "Кто-то страшный к нам идет" - в нем  изображаются  такой
же лабиринт, и маленькая старая учительница чуть не потерялась там окон-
чательно. Сара видела, как Джонни неуклюже топчется среди зеркал и машет
ей рукой.  Десятки Джонни,  десятки Сар.  Они проходили мимо друг друга,
мелькали за неевклидовыми углами и как бы исчезали. Она поворачивала го-
лову налево,  направо,  утыкалась носом в прозрачное стекло и беспомощно
хихикала,  скорей всего из страха,  что оказалась в замкнутом пространс-
тве. Одно зеркало превратило ее в приземистого карлика из книг Толкиена.
В другом она выглядела длиннющей долговязой девчонкой с  ногами  в  чет-
верть мили.
   Наконец они выбрались из лабиринта,  он купил пару сосисок и здоровый
бумажный стакан жаренных в масле  картофельных  ломтиков,  которые  были
сейчас такие же вкусные, какими они бывают, когда тебе еще нет пятнадца-
ти.
   Они миновали веселое заведение.  Перед входом стояли четыре девицы  в
юбках  с блестками и в бюстгальтерах.  Они пританцовывали под старый мо-
тивчик Джерри Ли Льюиса,  а зазывала расхваливал в микрофон их достоинс-
тва.  "Обними меня,  милый, покрепче, - ревел Джерри Ли Льюис, его рояль
выплескивал буги-вуги на присыпанные опилками аллеи.  - Обними меня, ми-
лый,  покрепче...  ухвати-ка быка за рога... надоели мне сладкие речи...
ну давай не валяй дурака..."
   - Клуб "Плейбой",  - восхитился Джонни и рассмеялся.  - Раньше  такое
заведение было в Гаррисон Бич.  Зазывала там божился, что девицы с завя-
занными за спиной руками могут снять очки прямо с вашего носа.
   - Любопытный способ подцепить модную болезнь, - сказала Сара, и Джон-
ни покатился со смеху.
   По мере их удаления голос зазывалы,  усиленный динамиком,  звучал все
глуше под звуки рояля Джерри Ли,  этой знойной музыки,  долетавшей,  как
некое  будоражащее напоминание из отживших и смолкших пятидесятых:  "Да-
вайте, ребята, заходите, не стесняйтесь, а наши девочки и вовсе не стес-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.