Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Так что пора задуматься,  - повторил Санни Эллиман.  - Надеюсь,  мы
поняли друг друга.
   - Да,  - прошептал Ричардсон.  - Но если вы рассчитываете, что Гре...
что некое лицо может победить на выборах с помощью подобной тактики,  то
сильно ошибаетесь.
   - Нет, - сказал Санни. - Это вы ошибаетесь. Не забывайте, что все хо-
тят пожить в свое удовольствие. Так что смотрите, как бы вам не опоздать
к общему пирогу.
   Ричардсон молчал.  Он сидел за рулем словно изваяние,  чувствуя,  как
пульсирует шейная артерия,  и тупо смотрел на ратушные часы,  будто  все
остальное  в  этой жизни потеряло смысл.  Часы показывали без пяти пять.
Свиные отбивные наверняка уже в духовке.
   Незнакомец кинул напоследок два слова и, не оглядываясь, быстро заша-
гал прочь;  его длинные волосы взлетали над воротом рубашки.  Он свернул
за угол и скрылся.
   Последнее, что он сказал Уоррену Ричардсону, было: "Прочисть уши".
   Ричардсона охватила дрожь,  и прошло немало времени,  прежде  чем  он
смог вести машину. Первым его осознанным ощущением была ярость, сильней-
шая ярость. Хотелось тут же подъехать к полицейскому управлению (оно на-
ходилось  в здании ратуши,  как раз под часами) и заявить о случившемся,
об угрозах расправиться с его женой и сыном,  о физическом насилии  и  о
том человеке, от имени которого все это делалось.
   ...КАК ХРЕНОВО, КОГДА ПРИХОДИТСЯ РАСКОШЕЛИВАТЬСЯ НА ПЛАСТИЧЕСКУЮ ОПЕ-
РАЦИЮ... КАК ПРОСТО ПЕРЕХВАТИТЬ ВАШЕГО МАЛЬЧУГАНА...
   Но с какой стати?  С какой стати рисковать?  Он сказал этому  подонку
чистейшую правду.  Всякий, кто имел в южном Нью-Гэмпшире дело с недвижи-
мостью,  отлично знал,  что Стилсон пустился в опасную авантюру. Выгоды,
которые он сейчас извлекает, рано или поздно обернутся крахом, и он очу-
тится за решеткой гораздо раньше,  чем кажется. Его избирательная кампа-
ния - верх сумасшествия. А теперь еще тактика выкручивания рук! Б Амери-
ке, тем более в Новой Англии, такое не проходит.
   Но пусть кто-нибудь другой скажет об этом во  все  услышание.  Уоррен
Ричардсон  поехал домой,  где ей лепили свиные отбивные,  и ни словом не
обмолвился о случившемся.  Кто-нибудь другой наверняка положит этому ко-
нец.
   Как-то вечером, вскоре после знаменательного успеха Чака, Джонни Смит
брился в ванной комнате в домике для гостей. В последние дни, стоя перед
зеркалом,  он каждый раз испытывал нелепое чувство, будто видит не себя,
а своего старшего брата. Лоб прорезали две глубокие морщины. Еще две за-
легли возле рта.  Неожиданно вылезла белая прядка, и вообще волосы вдруг
тронула седина. Казалось, это случилось за одну ночь.
   Он выдернул из розетки шнур электробритвы и вышел в кухню,  служившую
одновременно  столовой.  Прямо  роскошь,  подумал  Джонни и чуть заметно
улыбнулся;  похоже,  он понемногу приходит в себя. Он включил телевизор,
достал  из  холодильника  бутылку  пепси и сел смотреть новости.  Роджер
Чатсворт вернется поздно,  а завтра утром Джонни не без удовольствия со-
общит ему о первом серьезном успехе сына.
   Раз в  две недели Джонни навещал отца.  Новое поприще Джонни пришлось
по душе Герберту,  который с неподдельным интересом  слушал  рассказы  о
Чатсвортах, об их доме в Дареме, этом уютном университетском городке и о
делах Чака.  В свою очередь,  Джонни слушал рассказы отца о том,  как он
помогает Чарлине Маккензи, живущей в соседнем Нью-Глостере.
   - Ее муж был первоклассным врачом,  но мало что умел по дому, - расс-
казывал Герберт.  - Чарлина с Верой дружили,  пока Вера не погрузилась в
дебри фундаментализма.  Это их разобщило. Муж Чарлины умер от инфаркта в
1973 году.  Дом практически разваливался на глазах, - продолжал Герберт.
Надо же было как-то помочь. Я приезжаю туда в субботу утром и после обе-
да возвращаюсь обратно.  Должен тебе сказать,  Джонни, готовит она лучше
тебя.
   - И выглядит тоже, - подыграл Джонни.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.