Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

выплыл  на  поверхность;  он тряхнул своими длинными волосами,  и брызги
разлетелись веером. - Прыгайте! Вода отличная!
   - Сейчас,  - сказал Джонни,  но в эту минуту он был рад просто стоять
на кафельном бортике и,  глядя,  как Чак мощными гребками приближается к
дальнему концу бассейна,  наслаждаться одержанной победой.  Подобной ра-
дости он не испытывал ни когда ему было видение,  что у Эйлин Мэгоун за-
горелись занавески на кухне,  ни когда ему открылось имя  Фрэнка  Додда.
Если господь и наградил его даром,  то даром учить людей, а вовсе не вы-
яснять подробности,  которые его не касаются. Вот его призвание - он по-
нял это еще тогда,  в 1970-м,  когда учительствовал в Кливс Милс. И, что
еще важнее,  это понимали дети и раскрывались в ответ, как раскрылся Чак
сегодня.
   - Так и будете стоять столбом? - донесся голос Чака.
   Джонни нырнул в бассейн.

   Уоррен Ричардсон вышел из конторы без четверти пять,  как всегда.  Он
направился к стоянке, втиснул свое грузное тело за руль "шевроле", завел
мотор.  Все как обычно. Необычным было только лицо, появившееся внезапно
в зеркале заднего обзора, - небритое смуглое лицо, длинные волосы и неп-
равдоподобно зеленые глаза, такие же зеленые, как у Сары Хэзлит или Чака
Чатстворта. Подобный страх Уоррену Ричардсону доводилось испытывать раз-
ве что в далеком детстве.
   - Привет, - сказал Санни Эллиман, перегибаясь через спинку сиденья.
   - Кто?..  - только и выжал из себя Ричардсон.  Сердце у него  колоти-
лось,  в  глазах заплясали темные блики.  Он испугался,  как бы с ним не
случился сердечный приступ.
   - Тихо,  приятель, - сказал человек, прятавшийся на заднем сиденье. -
Тихо. Включите подфарники.
   И тут у Ричардсона возникло странное чувство благодарности.  Человек,
нагнавший на него страх, не будет больше пугать его. Наверное, это очень
славный человек, наверное...
   - Кто вы? - выдавил он на этот раз.
   - Ваш друг, - сказал Санни.
   Ричардсон хотел  повернуться,  но  в  его дряблую шею клещами впились
пальцы.  Боль была непереносимая. У Ричардсона перехватило дыхание, и он
судорожно заскулил.
   - Не надо оборачиваться, приятель. У вас есть зеркало заднего обзора.
Врубились?
   - Да, - задыхался Ричардсон. - Да, да, только отпустите!
   Пальцы  ослабили  хватку,  и  вновь  он  испытал это странное чувство
благодарности.  Правда,  сейчас  он  уже  не  сомневался  во  враждебных
намерениях  человека,  как  не  сомневался  и  в  том,  что   незнакомец
находится в его  машине не случайно,  хотя не представлял  себе, зачем и
кому это могло понадобиться...
   И вдруг он сообразил,  кому могло, точнее, могло бы это понадобиться;
трудно,  конечно, ожидать такого от нормального кандидата, но Грег Стил-
сон не был нормальным,  Грег Стилсон сумасшедший,  так что... Уоррен Ри-
чардсон начал тихо всхлипывать.
   - Мне надо поговорить с вами,  приятель, - сказал Санни. В его голосе
сквозило участие и сожаление, однако в глазах поблескивал зеленый огонек
насмешки. - Дядюшка хочет сказать вам пару теплых слов.
   - Это связано со Стилсоном? С...
   И снова клещи впились ему в шею, и Ричардсон взвизгнул от боли.
   - Не  надо имен.  - Страшный человек за его спиной произнес это с тем
же участием и сожалением. - Можете делать свои выводы, мистер Ричардсон,
но  имена  оставьте при себе.  Мой большой палец упирается сейчас в вашу
сонную артерию,  а остальные пальцы - в шейную вену, так что при желании
я могу превратить вас в живой труп.
   - Чего вы хотите? - чуть не простонал Ричардсон. Трудно поверить, что
все это происходит на стоянке автомашин, среди бела дня, в двух шагах от

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.