Случайный афоризм
Писатель: человек, который что-то делает, даже когда ничего не делает. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

своего мальчика, мистер  Смит. И ради  него готов на  все. Помогите нам,
если можете.
   - Постараюсь.
   Надев очки, Чатсворт снова взял в руки письмо Джонни.
   - Долго вы,  однако, не преподавали. Разонравилось?
   НАЧИНАЕТСЯ, подумал Джонни.
   - Нет,  - сказал он, - просто попал в аварию.
   Чатсворт  перевел  взгляд  на  шею  Джонни,  где остались шрамы после
частичной замены атрофировавшихся сухожилий.
   - Автомобильная катастрофа?
   - Да.
   - Серьезная?
   - Да.
   - Ну сейчас вы, кажется, в полном порядке, - заметил Чатсворт. Он уб-
рал письмо Джонни в ящик стола,  и на этом вопросы, как ни странно, кон-
чились.  Такое после пятилетнего перерыва!  Джонни стал учителем, хотя в
классе у него был всего один ученик.
   - "И ко мне, кос... косвенно виновному в его с... смерти, он протянул
свою  слабеющую руку и улыбнулся все...  всепрощающей улыбкой.  Это была
тяжелая минута,  и я ушел с чувством,  что мне никогда не искупать... не
искупить то зло, которое я сотворил".
   Чак захлопнул книжку.
   - Все. Кто последним нырнет, тот последний идиот.
   - Еще минутку, Чак.
   - Оооох...  - Чак тяжело осел,  на его лице было написано:  опять эти
вопросы.  Страдальческая мина сопровождалась добродушной улыбкой,  но за
этой улыбкой временами угадывался другой Чак: замкнутый, нервный, расте-
рянный.  Вконец растерянный.  Ведь вокруг был мир, в котором все читали:
неграмотный человек в Америке похож на динозавра, забредшего по ошибке в
наш век.  Чак был слишком умен,  чтобы этого не понимать.  И он с ужасом
ожидал осени и той неизвестности, которую готовил ему новый учебный год.
   - Всего несколько вопросов.
   - Зачем? Вы же знаете, что я не отвечу.
   - Ответишь. На этот раз ты ответишь на все вопросы.
   - Я никогда не понимаю, что читаю, вы в этом давно могли убедиться. -
Вид у Чака был мрачный и несчастный.  - И вообще мне непонятно, зачем вы
у нас остались, разве только из-за харчей.
   - Ты  ответишь  на  все вопросы,  потому что они не имеют отношения к
книге. Чак поднял на него глаза.
   - Не имеют отношения? Чего ж тогда спрашивать? Я думал...
   - Ну, доставь мне удовольствие, ладно?
   Сердце у Джонни бешено колотилось, чему он, впрочем, не очень-то уди-
вился.  Он давно готовился к этой минуте,  дожидаясь лишь благоприятного
стечения обстоятельств. Сейчас момент был самый подходящий. Не крутилась
поблизости миссис Чатсворт, которая своей вечной озабоченностью выбивала
Чака из колеи. Не плескались в бассейне дружки-приятели - при них чтение
вслух  казалось Чаку занятием для отстающего первоклашки.  И,  что самое
важное,  не было отца,  человека,  порадовать которого Чак мечтал больше
всего на свете.  Он уехал в Бостон на заседание региональной комиссии по
охране окружающей среды, где обсуждался вопрос о загрязнении водоемов.
   Из книги Эдварда Стэнни "Трудности обучения":
   ПАЦИЕНТ РУПЕРТ ДЖ. СИДЕЛ В  КИНОТЕАТРЕ, В ТРЕТЬЕМ РЯДУ. ОН  БЫЛ БЛИЖЕ
ДРУГИХ К  ЭКРАНУ И  ЕДИНСТВЕННЫЙ ЗАМЕТИЛ,  ЧТО НА  ПОЛУ ЗАГОРЕЛАСЬ КУЧКА
МУСОРА.  РУПЕРТ  ДЖ.  ВСКОЧИЛ   И  ЗАКРИЧАЛ:  "П-П-П-П-П...",  А   СЗАДИ
ЗАШИКАЛИ, ЧТОБЫ ОН СЕЛ И НЕ МЕШАЛ.
   - ЧТО ВЫ ТОГДА ПОЧУВСТВОВАЛИ? - СПРОСИЛ Я РУПЕРТА ДЖ.
   - МНЕ ТРУДНО ЭТО ОБЪЯСНИТЬ,  - ОТВЕТИЛ ОН.  - МЕНЯ ОХВАТИЛ СТРАХ,  НО
ЕЩЕ СИЛЬНЕЕ БЫЛО ОТЧАЯНИЕ.  Я ЧУВСТВОВАЛ СВОЮ НИКЧЕМНОСТЬ  -  БУДТО  КА-
КОЙ-ТО  НЕДОЧЕЛОВЕК.  Я ВСЕГДА КОМПЛЕКСОВАЛ ИЗ-ЗА ЭТОГО ЗАИКАНИЯ,  А ТУТ
ДОБАВИЛОСЬ ОЩУЩЕНИЕ ПОЛНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.