Случайный афоризм
Критиковать автора легко, но трудно его оценить. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

своего мальчика, мистер  Смит. И ради  него готов на  все. Помогите нам,
если можете.
   - Постараюсь.
   Надев очки, Чатсворт снова взял в руки письмо Джонни.
   - Долго вы,  однако, не преподавали. Разонравилось?
   НАЧИНАЕТСЯ, подумал Джонни.
   - Нет,  - сказал он, - просто попал в аварию.
   Чатсворт  перевел  взгляд  на  шею  Джонни,  где остались шрамы после
частичной замены атрофировавшихся сухожилий.
   - Автомобильная катастрофа?
   - Да.
   - Серьезная?
   - Да.
   - Ну сейчас вы, кажется, в полном порядке, - заметил Чатсворт. Он уб-
рал письмо Джонни в ящик стола,  и на этом вопросы, как ни странно, кон-
чились.  Такое после пятилетнего перерыва!  Джонни стал учителем, хотя в
классе у него был всего один ученик.
   - "И ко мне, кос... косвенно виновному в его с... смерти, он протянул
свою  слабеющую руку и улыбнулся все...  всепрощающей улыбкой.  Это была
тяжелая минута,  и я ушел с чувством,  что мне никогда не искупать... не
искупить то зло, которое я сотворил".
   Чак захлопнул книжку.
   - Все. Кто последним нырнет, тот последний идиот.
   - Еще минутку, Чак.
   - Оооох...  - Чак тяжело осел,  на его лице было написано:  опять эти
вопросы.  Страдальческая мина сопровождалась добродушной улыбкой,  но за
этой улыбкой временами угадывался другой Чак: замкнутый, нервный, расте-
рянный.  Вконец растерянный.  Ведь вокруг был мир, в котором все читали:
неграмотный человек в Америке похож на динозавра, забредшего по ошибке в
наш век.  Чак был слишком умен,  чтобы этого не понимать.  И он с ужасом
ожидал осени и той неизвестности, которую готовил ему новый учебный год.
   - Всего несколько вопросов.
   - Зачем? Вы же знаете, что я не отвечу.
   - Ответишь. На этот раз ты ответишь на все вопросы.
   - Я никогда не понимаю, что читаю, вы в этом давно могли убедиться. -
Вид у Чака был мрачный и несчастный.  - И вообще мне непонятно, зачем вы
у нас остались, разве только из-за харчей.
   - Ты  ответишь  на  все вопросы,  потому что они не имеют отношения к
книге. Чак поднял на него глаза.
   - Не имеют отношения? Чего ж тогда спрашивать? Я думал...
   - Ну, доставь мне удовольствие, ладно?
   Сердце у Джонни бешено колотилось, чему он, впрочем, не очень-то уди-
вился.  Он давно готовился к этой минуте,  дожидаясь лишь благоприятного
стечения обстоятельств. Сейчас момент был самый подходящий. Не крутилась
поблизости миссис Чатсворт, которая своей вечной озабоченностью выбивала
Чака из колеи. Не плескались в бассейне дружки-приятели - при них чтение
вслух  казалось Чаку занятием для отстающего первоклашки.  И,  что самое
важное,  не было отца,  человека,  порадовать которого Чак мечтал больше
всего на свете.  Он уехал в Бостон на заседание региональной комиссии по
охране окружающей среды, где обсуждался вопрос о загрязнении водоемов.
   Из книги Эдварда Стэнни "Трудности обучения":
   ПАЦИЕНТ РУПЕРТ ДЖ. СИДЕЛ В  КИНОТЕАТРЕ, В ТРЕТЬЕМ РЯДУ. ОН  БЫЛ БЛИЖЕ
ДРУГИХ К  ЭКРАНУ И  ЕДИНСТВЕННЫЙ ЗАМЕТИЛ,  ЧТО НА  ПОЛУ ЗАГОРЕЛАСЬ КУЧКА
МУСОРА.  РУПЕРТ  ДЖ.  ВСКОЧИЛ   И  ЗАКРИЧАЛ:  "П-П-П-П-П...",  А   СЗАДИ
ЗАШИКАЛИ, ЧТОБЫ ОН СЕЛ И НЕ МЕШАЛ.
   - ЧТО ВЫ ТОГДА ПОЧУВСТВОВАЛИ? - СПРОСИЛ Я РУПЕРТА ДЖ.
   - МНЕ ТРУДНО ЭТО ОБЪЯСНИТЬ,  - ОТВЕТИЛ ОН.  - МЕНЯ ОХВАТИЛ СТРАХ,  НО
ЕЩЕ СИЛЬНЕЕ БЫЛО ОТЧАЯНИЕ.  Я ЧУВСТВОВАЛ СВОЮ НИКЧЕМНОСТЬ  -  БУДТО  КА-
КОЙ-ТО  НЕДОЧЕЛОВЕК.  Я ВСЕГДА КОМПЛЕКСОВАЛ ИЗ-ЗА ЭТОГО ЗАИКАНИЯ,  А ТУТ
ДОБАВИЛОСЬ ОЩУЩЕНИЕ ПОЛНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.