Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Может,  хватит на сегодня, а? - Это была его коронная улыбка, кото-
рая  наверняка опрокидывала навзничь болельщиц со всего Нью-Гэмпшира.  -
Хотите искупаться?  Хотите,  по глазам вижу. Вы вон какой худющий - кожа
да кости, и то с вас, глядите, пот в три ручья.
   Джонни пришлось  согласиться,  по  крайней  мере мысленно,  что его и
вправду тянет искупаться. Начало лета юбилейного 1976 года выдалось нео-
бычно  знойным  и  душным.  Из-за противоположного крыла большого белого
особняка до них доносилось убаюкивающее жужжание машинки,  которой вьет-
намец Нго Фат,  садовник, подравнивал лужайку, прозванную Чаком "периной
под открытым небом".  Этот звук вызывают желание выпить два стакана  хо-
лодного лимонада и погрузиться в дрему.
   - Пожалуйста,  без иронии по поводу моей худобы, - сказал Джонни. - И
потом, мы только начали главу.
   - Да, но перед этим мы уже две прочитали.
   Подлизывается. Джонни вздохнул. В другое время он бы легко  справился
с Чаком, но не сейчас.  Сегодня мальчик отважно преодолел путь к  тюрьме
Эмити -  этой дорогой,  сквозь засады,  расставленные Джоном  Шербурном,
пробился кровожадный Красный Ястреб, чтобы прикончить Денни Джунипера.
   - Ну ладно, только дочитай страницу, - сказал Джонни. - Ты застрял на
слове "отравило". Смелее Чак, оно не кусается.
   - Хороший вы все-таки человек! - Улыбка стала еще лучезарней. - И без
вопросов, идет?
   - Посмотрим... может быть, один-два.
   Чак нахмурился, но скорее для виду: он понимал, что добился послабле-
ния.  Он снова открыл роман, на обложке которого был изображен супермен,
толкающий плечом дверь салуна,  и медленно, запинаясь, до неузнаваемости
изменившимся голосом начал:
   - "Разумеется,  это сразу отр...  отравило мне настроение. Однако еще
большее испытание ожидало меня у одр...  одра бедного Тома Кейн... Кень-
она. Его подстрелили, и он удирал на глазах, когда я..."
   - Умирал,  - спокойно сказал Джонни.  - Контекст,  Чак.  Вчитывайся в
контекст.
   - Удирал на глазах,  - хмыкнул Чак и продолжал:  - "...И он умирал на
глазах, когда я по... по... когда я появился".
   Джонни почувствовал жалость к Чаку, склонившемуся над дешевым издани-
ем романа "Быстрый как молния", над этим чтением, которое глотается зал-
пом,  а между тем вот он,  Чак,  с трудом,  чуть не по складам разбирает
непритязательную,  совершенно однозначную прозу Макса Брэнда. Отцу Чака,
Роджеру  Чатсворту  принадлежало  все  прядильно-ткацкое  дело  в  южном
Нью-Гэмпшире, а это было солидное дело. Ему также принадлежал шестнадца-
тикомнатный дом в Дареме с прислугой из пяти человек,  включая Нго Фата,
посещавшего раз в неделю занятия в Портсмуте для получения американского
гражданства. Чатсворт ездил на подновленном "кадиллаке" модели 1957 года
с откидным верхом. Его супруга, обаятельная женщина сорока двух лет, ез-
дила на "мерседесе". У Чака был "корвет". Их семейное состояние исчисля-
лось почти пятью миллионами долларов.
   Джонни часто приходило в голову,  что господь,  вдыхая жизнь в  кусок
глины, вероятно, представлял себе в конечном счете семнадцатилетнего Ча-
ка.  Парень был великолепно сложен.  При росте шесть футов два дюйма  он
весил сто девяносто фунтов, и все они ушли в мускулы. Лицо его, гладкое,
чистое,  не отличалось, быть может, особой красотой, но поражали зеленые
глаза; Джонни знал только одного человека с такими же ярко-зелеными гла-
зами - Сару Хэзлит. В школе на Чака разве что не молились. Капитан бейс-
больной и футбольной команд,  староста класса, а с будущей осени - еще и
председатель ученического совета.  И, что удивительно, все это ничуть не
вскружило ему голову.  По выражению Герберта Смита, приезжавшего однажды
посмотреть, как подвигаются у сына дела на новом поприще, Чак был "стоя-
щий парень". Выше похвалы в лексиконе Герберта не существовало. Следова-
ло добавить, что этот стоящий парень когданибудь сильно разбогатеет.
   А сейчас он обречено склонился над книжкой, и словно снайпер, сидящий

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.