Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Может,  хватит на сегодня, а? - Это была его коронная улыбка, кото-
рая  наверняка опрокидывала навзничь болельщиц со всего Нью-Гэмпшира.  -
Хотите искупаться?  Хотите,  по глазам вижу. Вы вон какой худющий - кожа
да кости, и то с вас, глядите, пот в три ручья.
   Джонни пришлось  согласиться,  по  крайней  мере мысленно,  что его и
вправду тянет искупаться. Начало лета юбилейного 1976 года выдалось нео-
бычно  знойным  и  душным.  Из-за противоположного крыла большого белого
особняка до них доносилось убаюкивающее жужжание машинки,  которой вьет-
намец Нго Фат,  садовник, подравнивал лужайку, прозванную Чаком "периной
под открытым небом".  Этот звук вызывают желание выпить два стакана  хо-
лодного лимонада и погрузиться в дрему.
   - Пожалуйста,  без иронии по поводу моей худобы, - сказал Джонни. - И
потом, мы только начали главу.
   - Да, но перед этим мы уже две прочитали.
   Подлизывается. Джонни вздохнул. В другое время он бы легко  справился
с Чаком, но не сейчас.  Сегодня мальчик отважно преодолел путь к  тюрьме
Эмити -  этой дорогой,  сквозь засады,  расставленные Джоном  Шербурном,
пробился кровожадный Красный Ястреб, чтобы прикончить Денни Джунипера.
   - Ну ладно, только дочитай страницу, - сказал Джонни. - Ты застрял на
слове "отравило". Смелее Чак, оно не кусается.
   - Хороший вы все-таки человек! - Улыбка стала еще лучезарней. - И без
вопросов, идет?
   - Посмотрим... может быть, один-два.
   Чак нахмурился, но скорее для виду: он понимал, что добился послабле-
ния.  Он снова открыл роман, на обложке которого был изображен супермен,
толкающий плечом дверь салуна,  и медленно, запинаясь, до неузнаваемости
изменившимся голосом начал:
   - "Разумеется,  это сразу отр...  отравило мне настроение. Однако еще
большее испытание ожидало меня у одр...  одра бедного Тома Кейн... Кень-
она. Его подстрелили, и он удирал на глазах, когда я..."
   - Умирал,  - спокойно сказал Джонни.  - Контекст,  Чак.  Вчитывайся в
контекст.
   - Удирал на глазах,  - хмыкнул Чак и продолжал:  - "...И он умирал на
глазах, когда я по... по... когда я появился".
   Джонни почувствовал жалость к Чаку, склонившемуся над дешевым издани-
ем романа "Быстрый как молния", над этим чтением, которое глотается зал-
пом,  а между тем вот он,  Чак,  с трудом,  чуть не по складам разбирает
непритязательную,  совершенно однозначную прозу Макса Брэнда. Отцу Чака,
Роджеру  Чатсворту  принадлежало  все  прядильно-ткацкое  дело  в  южном
Нью-Гэмпшире, а это было солидное дело. Ему также принадлежал шестнадца-
тикомнатный дом в Дареме с прислугой из пяти человек,  включая Нго Фата,
посещавшего раз в неделю занятия в Портсмуте для получения американского
гражданства. Чатсворт ездил на подновленном "кадиллаке" модели 1957 года
с откидным верхом. Его супруга, обаятельная женщина сорока двух лет, ез-
дила на "мерседесе". У Чака был "корвет". Их семейное состояние исчисля-
лось почти пятью миллионами долларов.
   Джонни часто приходило в голову,  что господь,  вдыхая жизнь в  кусок
глины, вероятно, представлял себе в конечном счете семнадцатилетнего Ча-
ка.  Парень был великолепно сложен.  При росте шесть футов два дюйма  он
весил сто девяносто фунтов, и все они ушли в мускулы. Лицо его, гладкое,
чистое,  не отличалось, быть может, особой красотой, но поражали зеленые
глаза; Джонни знал только одного человека с такими же ярко-зелеными гла-
зами - Сару Хэзлит. В школе на Чака разве что не молились. Капитан бейс-
больной и футбольной команд,  староста класса, а с будущей осени - еще и
председатель ученического совета.  И, что удивительно, все это ничуть не
вскружило ему голову.  По выражению Герберта Смита, приезжавшего однажды
посмотреть, как подвигаются у сына дела на новом поприще, Чак был "стоя-
щий парень". Выше похвалы в лексиконе Герберта не существовало. Следова-
ло добавить, что этот стоящий парень когданибудь сильно разбогатеет.
   А сейчас он обречено склонился над книжкой, и словно снайпер, сидящий

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.