Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ти наконец на почту за бандеролями (ох уж эти бандероли!) Муж бросил ме-
ня в 1969 году,  вот его носки, скажите мне, где он, чтобы я могла вытя-
нуть  алименты из этого подлеца.  Мой ребенок умер от асфиксии в прошлом
году, вот его погремушка, напишите мне, пожалуйста, попал ли он в рай. Я
не  успела его окрестить так как муж был против,  и теперь у меня сердце
разрывается. Нескончаемая литания.
   ГОСПОДЬ НАГРАДИЛ ТЕБЯ РЕДКОСТНЫМ ДАРОМ, ДЖОННИ.
   ОСНОВАНИЕ:  СЛИШКОМ   ПРОТИВОРЕЧИВАЯ  ФИГУРА,   ЧТОБЫ  БЫТЬ   ХОРОШИМ
ПРЕПОДАВАТЕЛЕМ.
   Внезапно им овладела ярость, и он стал лихорадочно выгребать из ящика
открытки и письма,  роняя их на снег.  Как и следовала ожидать, головная
боль начала сгущаться у висков, подобно двум черным тучам, которые иног-
да соединялись,  замыкая мучительный обруч. По щекам текли слезы, засты-
вая на леденящем холоде прозрачными сосульками.
   Он наклонился  и стал поднимать оброненные конверты;  на одном из них
черным карандашом было жирно выведено ДЖОНУ СМИТУ-ЭКС ТРАСЕНСУ.
   Экс трасенс - это я.  Руки у него затряслись, и он все выронил, вклю-
чая  письмо Дейва.  Оно спланировало,  как опавший лист,  и приземлилось
среди прочих писем, текстом вверх. Сквозь слезы Джонни разглядел горящий
факел - эмблему школы, а ниже девиз: УЧИТЬСЯ, ПОЗНАВАТЬ, УЧИТЬ.
   - Задницу  свою учите,  мозгляки хреновые!  - вырвалось у Джонни.  Он
опустился на колени и начал собирать рассыпавшиеся письма,  подгребая их
к себе варежками.  Ныли обмороженные пальцы - напоминание о забрызганном
кровью с головы до ног  стопроцентном  светловолосом  американце  Фрэнке
Додде, въезжающем в вечность на крышке унитаза. Я ПРИЗНАЮСЬ.
   Он собрал все письма, и тут до него донесся собственный голос, повто-
рявший снова и снова,  как заезженная пластинка: "Доконаете вы меня, до-
конаете, оставьте меня в покое, вы меня доконаете, неужели не ясно?"
   Он взял себя в руки. Нет, так нельзя. Жизнь не стоит на месте. Что бы
ни происходило, жизнь никогда не стоит на месте.
   Джонни возвращался в дом,  теряясь в догадках,  чем он станет  теперь
заниматься. Может, что-нибудь само собой подвернется? Как бы то ни было,
он последовал завету матери. Если господь возложил на него некую миссию,
то он ее выполнил. И разве так уж важно, что эта миссия превратила его в
камикадзе? Главное, он ее выполнил.
   Он заплатил сполна.

                             Часть вторая

                            СМЕЮЩИЙСЯ ТИГР

   ВОЗЛЕ бассейна под ярким июньским солнцем сидел в шезлонге юноша, вы-
тянув  длинные загорелые ноги,  выдававшие в нем футболиста,  и медленно
читал по слогам:
   - "Вне всяких сомнений, юный Денни Джу... Джунипер... юный Денни Джу-
нипер был мертв,  и надо ду... надо думать, не много нашлось бы на свете
людей, которые бы сказали, что он не до... да... до..." Фу, черт, не мо-
гу.
   - "Не много нашлось бы на свете людей, которые бы сказали, что он не-
достоин смерти",  - закончил Джонни Смит.  - Говоря проще,  почти  любой
согласился бы, что Денни получил по заслугам.
   Он поймал на себе взгляд Чака, чье лицо, обычно приветливое, выражало
сейчас знакомую гамму чувств:  удивление,  досаду,  смущение и некоторую
подавленность. Чак вздохнул и снова уткнулся в боевик Макса Брэнда.
   - "...недостоин смерти. Однако я был сильно уяз... уязв..."
   - Уязвлен, - помог Джонни.
   - "Однако я был сильно уязвлен тем,  что он погиб в тот самый момент,
когда мог одним подвигом искупить свои злоде...  деяния. Разумеется, это
сразу отр... атр... отр..."
   Чак закрыл книгу и улыбнулся Джонни ослепительной улыбкой.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.